Травматические кровоизлияния в мозг. Наиболее часто разрываются ветви средней артерии мозговой оболочки (a. meningea media) и венозные синусы, но источником кровоизлияния могут быть и вены, особенно наружной поверхности мозга у места впадения их в продольный синус, а также артерии мягкой мозговой оболочки и самого вещества головного мозга. При разрыве ветвей a. meningea media кровь либо отслаивает твердую мозговую оболочку от костей черепа, либо изливается под нее (эпидуральные и субдуральные кровоизлияния). Нередко разрываются сосуды мягкой мозговой оболочки (субарахноидальные кровоизлияния). Своевременная диагностика травматических интракраниальных гематом (прежде всего эпи- и субдуральных) предполагает две заведомо не равноценные по сложности ситуации. Более простая та, при которой у животного, пришедшего в сознание, обнаруживается четкий регресс общемозговых и очаговых симптомов. Через некоторое время («светлый период») вновь начинает «загружаться», становясь вялым, а затем сопорозным. В подобных случаях пред-положение о формировании гематомы аксиоматично. Несравненно труднее распознать гематому у животного в коме, не имевшего светлого периода, т. е. в ситуации, когда тяжесть состояния может объясняться размозжением мозговой ткани.

Существенным подспорьем в диагностике эпидуральных гематом может служить обнаружение линейных трещин теменно-височной локализации в проекции прохождения средней оболочечной артерии - наиболее постоянного источника супратенториальных эпидуральных гематом. В клиническом плане формирование супратенториальной гематомы, как и любого объемного процесса, обычно осложняется развитием тенториальной грыжи - выпячивания в тенториальную вырезку мозжечкового намета медиальных отделов височной доли мозга. Прогрессирующее сдавливание среднего мозга при этом проявляется поражением глазодвигательного нерва (птоз, мидриаз, расходящееся косоглазие) и контралатеральной гемиплегией на фоне усугубляющегося сопора или комы. Тенториальная грыжа может также проявляться гомолатеральным гематоме гемипарезом из-за того, что актуальной в смысле клинической манифестации оказывается не сдавливающая полушарие гематома, не та половина среднего мозга, на которую непосредственно влияет тенториальная грыжа, а пораже-ние пирамидного пучка в противоположной половине ствола мозга, придавливаемой к краю вырезки мозжечкового намета. Подобные гомолатеральные гемипарезы имеют место едва ли не в 20 % случаев. В связи с этим очевидна и сугубая относительность мидриаза как латерализующего гематому знака. Нередко сдавление III нерва дебютирует появлением миоза, который лишь позднее сменяется мидриазом («гутчинсоновский зрачок»).

Риск извлечения цереброспинальной жидкости при значительном повышении внутричерепного давления (опасность ущемления ствола мозга в тенториальной вырезке или большом затылочном отверстии) в равной мере касается и острых травм мозга. Однако это ни в какой мере не должно рассматриваться как сужение показаний к люмбальному проколу при травмах головы. Напротив, люмбальная пункция обязательна у каждого животного с серьезной травмой черепа, так как исследование цереброспинальной жидкости увеличивает возможность правильной оценки ситуации. Однако, извлекая цереброспинальную жидкость, следует избегать значительного снижения ее давления, а в случае подозрения на гематому, и особенно при клинических признаках обозначающегося тенториального или затылочного ущемления, пункцию следует производить только тогда, когда есть возможность немедленного выполнения краниотомии, если она окажется необходимой.

Систематические исследования цереброспинальной жидкости при травматических поражениях мозга показали, что субарахноидальное кровоизлияние - одно из наиболее частых компонентов тяжелой черепной травмы, сопутствующих ушибам и разрывам мозга. Следует лишь помнить, что формирование эпи- и субдуральных гематом может протекать и без сопутствующего субарах- ноидального кровоизлияния. Излившаяся при травме под паутинную оболочку кровь, попадая в «поры» оболочек основания черепа, через которые в нормальных условиях происходит всасывание цереброспинальной жидкости, блокирует отток последней и так же, как при спонтанных субарахноидальных кровоизлияниях, может стать причиной развития гидроцефалии.

При ухудшении состояния животного с травмой черепа наряду с развитием гематомы следует учитывать и относительно недавно изученный симптомокомплекс гиперосмолярности и гипонатриемии. В основе гипонатриемии лежит избыточная секреция антидиуретического гормона, обусловленная повреждением переднего гипоталамуса. Наиболее существенным звеном этого синдрома «водной интоксикации» является задержка воды в организме с выра-женной олигурией. Возникает спутанность сознания, а при отсутствии эффективной коррекции водно-электролитного баланса (прежде всего ограничения вводимой жидкости) - кома.

Нет необходимости подчеркивать важность краниографического обследования в каждом случае черепной травмы, протекавшей с потерей сознания. Однако попытки зарегистрировать рентгенологически перелом основания черепа в острой стадии следует считать неуместными, так как они связаны с необходимостью выполнения сложных укладок, которые могут повредить животному. Кроме того, информативность краниограмм основания черепа в отношении наличия или отсутствия перелома несравненно мень-ше, чем при рентгенологическом изучении костей свода черепа.

В каждом случае тяжелой черепно-мозговой травмы необходимы повторные записи электроэнцефалограммы, динамика которой существенно дополняет клинические наблюдения.

Не рискуя впасть в преувеличение, можно утверждать, что в ближайшие годы все без исключения животные с церебральными симптомами (или даже только жалобами владельцев) должны будут подвергаться рентгеновской компьютерной томографии или магнитно-резонансной томографии головы, подобно тому как каждому животному производятся исследование крови, электрокардиография.

Статистика

Вверх

© Ветеринария 2016