§ 4 ПОСАДКА НА ЛОШАДИ

Понятия о хорошей посадке, по разнообразию отношений к этому предмету разных ездоков, по-видимому, так неопределенны и эта вещь так произвольна, что почти каждый выбирает свой особенный способ сидения и притом твердо держится убеждения, что сидит на лошади совершенно хорошо. С таким же произволом произносятся суждения; говорят, например, что такой-то сидит на лошади лучше такого-то, причем зачастую не имеют другого основам кроме того, что фигура первого более бросается в глаза. Нередко также ездок произносит приговор, сообразуясь единственно со своим способом сидения. Если он бойко вскакивает в стремя и держит прямо свой стан, то уже многие приписывают ему славу хорошего ездока. Другие напротив, хорошую посадку считают за ничто; многие, например, признают за искусных арейторов именно таких, которые дурно сидят на лошади. Я со своей стороны убежден, что 2 невозможно. Если мы не будем различать между хорошей и красивой посадкой, то они MOГЛИ быть и правы. Чтобы понять это, представим себе человека хорошо сложенного, с прекрасной наружностью. Если он сядет на лошадь и держится на ней прямо и статно, он красиво (изящно) сидит. Напротив, берейтор может иногда сидеть с согнутыми головой и коленями; в таких случае он сидит не прекрасно, но при всем том хорошо. В самом деле, если при обучении лошади не все части тела, каким бы то ни было образом содействующие этому, будут налиться в их надлежащем месте и положении, то невозможно будет действовать ими на животное, как требует того искусство. Впоследствии мы разберем это ближе. Величайшие авторитеты, писавшие об искусстве выездки лошадей, говорят нам, что ездок должен сидеть на лошади прямо, свободно и крепко. Правила эти покоятся, по моему мнению, на следующих основаниях: прямая посадка требует такого отвесного положения тела, в которое последнее, в силу её собственной тяжести, всегда вновь опускается на свою точку опоры (середина седла), А бы часто движения лошади ни смещали его. Под свободной и непринужденной посадкой разумеется полное равновесие, т. е. механическая ловкость незаметно следовать за лошадью во всех ее движениях. Когда, например, лошадь незаметно поворачивает направо, а ездок со своей стороны не следует за нею, то его тело неизбежно склоняется влево. Теперь, как только ездок выведен будет из положения равновесия, он теряет верность своей посадки, что мы и замечанием каждое мгновение у начинающих, потому что он с явным усилием должен выйти из затруднения. Крепкое или устойчивое сидение достигается теми положениями, которые принимает ездок с целью противодействия движениям, угрожающим сместить его. Если, например, лошадь лягнет задом и ездок не даст своему корпусу противоположного направления, то очевидно, что будет опрокинут на шею лошади.

Теперь возникает вопрос: возможно ли ездоку в одном только отвесном положении действовать на лошадь с надлежащей энергией? По моему расчету, он должен, когда начнет ездить лошадь, держать верхнюю часть тела кзади таким образом, что если представить прямую линию точки опоры всадника перпендикулярно вниз и продолжить вверх, то верхняя часть тела налилась бы немного кзади от этой линии. И это по следующим причинам: в совершенно ответном положении ездок должен бороться с тремя важными затруднениями.

1. При движениях учащенных, как, например, на рыси, ездок отклоняется от своей точкой опоры вверх и вперед.

2. В человеческом теле есть бедревотазовое сочленение, посредством которого оно сгибает вперед.

3. К этому присоединяется еще сила лошади, действующая на поводья узды.

Все эти обстоятельства делают тело ездока неоспоримо склонным падать вперед; к этому сведению нужно прибавить еще, что лошади большую часть их шаловливых движений производят задом и спиной. Если же ездок откидывает свое туловище назад, то приобретает таким образом только противовес всем этим движениям, но вместе с тем силу, действующую рычагообразную, которая дает ему явное превосходство в борьбе с лошадью. Опытный ездок хорошо понимает это в то мгновение, когда он должен сосредоточить все свои силы для борьбы с силой лошади, принимает именно это положение и как можно более укрепляется в нем. Дело представится в более ясном свете, если на минуту представим туловище ездока рычагом, который, очевидец должен быть поставлен в косом положении, чтобы развивать необходимую степень силы для противодействия такому же другому. Конечно, он не мог бы посредством одного этого положения укрепиться надлежащим образом в такой степени подвижной, как спина лошади, если бы можно было помочь делу. Но у него есть вспомогательные снаряды. Это — обе ноги его. Заметим здесь, что одни ноги отнюдь не могут удерживать тело, как думают многие; оно должно держаться само по себе, причем ноги только помогают. Если, например, очень крепкого и здорового человека, но не упражнявшегося в искусстве выдерживать равновесие, посадить на лошадь и заставить ездить рысью, не давая ему ничего, на что бы можно опереться, то колени не спасут его от падения на землю; напротив, человек слабый, но искусный в балансировке, выдержит такое движение с величайшей легкостью.

Насколько выгодно описанное положение на лошади, настолько же трудно усвоить его. Когда я сказал выше, что нужно держать туловище кзади, то под этим никак не следует разуметь того положения, где ездок из робости упирается в короткие стремена и откидывает тело назад, отчего колени направляются вверх; туловище при этом так перевешивается назад, что ездок при каждом движении лошади или должен налегать всей тяжестью на поводья, или рискует свалиться. В положении, мною рекомендуемом, самое верное, когда ездок укрепляется на самой середине седла; это — его точка опоры. Он должен вытянуть бедра  и так держать их, чтобы было легко и удобно охватывать ими лошадь. Вследствие этого и ягодицы так стягиваются, что занимают на седле относительно незначительное пространство. Шенкеля должны свободно двигаться в коленном суставе и притом так, чтобы мясистые бедра, т. е. ляжки, оставались совершенно спокойными при этих движениях; стремена должны быть настолько длинны, чтобы всадник, нимало не выводя ноги из описанного положения, мог держать их под стопами. Но они не должны быть и слишком длинны, ибо в тех случаях, когда ездок должен употребить в дело всю силу, они становятся для него новой точкой опоры. Итак, все ездящие на стременах, до которых едва можно достать концом пальцев, никак не должны думать, чтобы подобные стремена приносили ездоку действительно пользу. С другой стороны, будет еще большей ошибкой, если захотят искать опоры исключительно в них. Ездок должен верхнюю часть тела держать немного назад, по изложенному нами способу, а в пояснице несколько прямее, и притом так, чтобы спина не казалась вогнутой. Это требует большого упражнения, так как здесь предполагается ловкость двигать какою угодно частью тела без всякого участия в том со стороны всех других членов. Так, например, мы замечаем у начинающих, что их ляжки всегда направлены вперед, когда туловище отклонено назад, и наоборот — ляжки назад, когда туловище наклонено вперед. Ляжки не должны отклоняться от своего места, в противном случае не будет иметь места хорошая посадка, а вместе с тем прекращается самая даже возможность держаться на лошади. Итак, если ездок вздумает испытать себя, найдет, что он не владеет более этой посадкой, которую, может быть, и имел в былое время, то советую ему оставить стремя и постараться в другой раз овладеть этим положением. Он убедится тогда, что без хорошей  посадки на лошади невозможно иметь ни верного чувства в сидении, ни других хороших качеств, отличающих хороших ездоков между всеми другими.

Вообще относительно посадки нужно заметить еще, что ездок не должен оставаться в седле неподвижным. Тело его должно быть гибко и стойко. Если он держит себя как статуя, то реакция лошади действует на него сильнее, он отбрасывается сильнее от седла, теряет тонкость ощущения в сидении и оказывается, наконец, не в состоянии давать верно пособия лошади.

Едва ли нужно напоминать, что все сказанное здесь относится только к ездокам по призванию. Кто садится на лошадь для того, чтобы переехать из одного места в другое, тот, конечно, может держаться в способе посадки своего мнимого удобства, да он и не пожелает, чтобы его беспокоили советами относительно взгляда того или другого положения на лошади.

1 Ляжки.

2 То есть правильной.

Статистика

Вверх

© Ветеринария 2019