КРАТКИЙ ОЧЕРК ИСТОРИИ АНАТОМИИ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

Анатомия в целом является одной из древнейших наук. Она, как и каждая наука, изменялась соответственно этапам развития человеческого общества, развития его производительных сил и производственных отношений. Историю анатомии нельзя рассматривать в отрыве от истории естествознания и родственных наук — сравнительной анатомии и анатомии человека, так как дифференциация между этими науками произошла несколько столетий тому назад, а анатомия домашних животных выделилась в самостоятельную науку лишь 200 лет тому назад.

Анатомические знания в древнем мире. Первобытные охотники палеолита, разделывая тушу своей добычи, видели расположение сердца, мозга, печени и других жизненно важных внутренних органов. О том, что уже в ту пору люди имели какие-то примитивные представления о строении животных, можно судить по рисункам, выполненным кроманьонцами на стенах пещер около 20 тыс. лет тому назад. Так, например, в контур слона, изображенный на стене пещеры Пиндаль (Сев. Испания), врисовано сердце (рис. 1). Подобные рисунки не без основания можно Считать наиболее древними анатомическими «таблицами».

Переход к скотоводству еще больше увеличил возможности таких наблюдений, хотя уровень анатомических знаний был, конечно, очень низок. Однако они накапливались у всех народов уже в эпоху первобытнообщинного строя.

И рабовладельческих государствах древнего Востока — Игнате, Вавилонии, Китае и Индии—знания о строении тела домашних животных по-прежнему оставались крайне элементарными, хотя некоторые начатки ветеринарии уже существовали (например, в Египте — за 20 веков до н. э.).

Наиболее благоприятные условии для зарождения всех наук сложились в рабовладельческой Греции, где получили дальнейшее развитие достижения стран древневосточной цивилизации. Эти условия создались оживленными торговыми связями греков с другими народами, колонизацией, развитием городов и меньшим, чем в других государствах, влиянием религии на науку. Философия в естествознание здесь представляли еще нераздельное целое — умозрительную натурфилософию. Однако с расцветом античной культуры (V и IV вв. до н. э.) и зарождением ряда новых наук, когда стала развиваться и медицина, возникла потребность в более точных анатомических знаниях. Но так как рассечение (анатомирование) человеческих трупов запрещалось религией м преследовалось, то многие греческие врачи, не довольствуясь мистическими представлениями о строении тела человека, вынуждены были заняться специальным рассечением трупов животных. Знаменитый врач и философ древности Гиппократ (460—377 гг. до гг. э.) и его ученики именно таким образом получили ряд верных сведений о скелете и внутренних органах, хотя о функции последних ясных знаний еще не имели. Заслуга Гиппократа перед наукой состоит в том, что он одним из первых собрал и систематизировал известные в то время анатомические факты и наблюдения, устно передававшиеся от поколения к поколению. Особенно много вскрытий животных на бойнях произвел современник Гиппократа — философ-материалист Демокрит.

Положительную роль в развитии анатомии сыграл Аристотель

2

Рис. 1. Изображение слона, сделанное кроманьонцем 20 тысяч лет назад на стене пещеры в Северной Испании. В контур животного вписано сердце

(384—322 гг. до н. э.) — крупнейший ученый и философ древней Греции, учитель и воспитатель Александра Македонского. Пользуясь сравнительным методом, он изучил и описал внешность, а в ряде случаев и строение, более 500 видов животных и сделал первую попытку их классификации, основанную на научных принципах. Он делил весь животный мир на бескровных и кровяных (т. е. беспозвоночных и позвоночных), а последних—на живородящих (т. е. млекопитающих), птиц, четвероногих и безногих яйцекладущих (т. е. рептилий с амфибиями) и рыб. Аристотель правильно понимал роль надкостиицы и знал о существовании сосудов, питающих кость, отличал нервы от сухожилий, указал, что все артерии выходят в конечном счете из аорты, описал третье веко, сердечные косточки жвачных, ospenis плотоядных, слуховую трубу (переоткрытую Евстахием 19 веков спустя) и яичники, отметил, что желчный пузырь отсутствует у лошади. Ему были известны диафрагма, некоторые крупные вены, роль сердца и почек и что головной мозг управляет произвольными движениями тела. Аристотель описал четырехкамерный желудок жвачных, указав, что животные с таким желудком не имеют верхних резцов и т. п. Аристотелю принадлежат первые суждения об аналогии и гомологии органов, первое описание развития цыпленка, которое он сравнил с развитием человека. Таким образом, Аристотелю наука обязана первыми сведениями из сравнительной анатомии, зоологии и эмбриологии. Его анатомо-физиологические представления оказали огромное и длительное влияние на развитие анатомии. Наряду с материалистическими взглядами (признание реальности внешнего мира, вечности материи, происхождения живых организмов из неживой природы и др.) философия Аристотеля содержала идеалистические воззрения (признание души, первичности духа и вторичности материи, понимание развития организмов как целенаправленного процесса и др.). Идеалистическая сторона учения Аристотеля впоследствии, в средние века, была подхвачена философами-идеалистами и использована в интересах феодализма.

В III веке до н. э. громадная империя Александра Македонского распалась на отдельные враждующие между собой государства, среди которых сильнейшим оказался Египет. Культурным центром Средиземноморья стала столица Египта — Александрия, город в дельте Нила, служивший местом скрещения морских и караванных путей. Вместе с экономикой здесь расцвели науки, работали выдающиеся ученые, поэты, художники и архитекторы, была основана громадная библиотека с полумиллионом рукописей, ученью получали от государства содержание и были свободны от податей. Запросы хозяйственной жизни направили естествознание на изучение конкретных фактов, наметился поворот от умозрительных построений к наблюдению и опыту. Начали развиваться сочные науки — математика (Эвклид), механика (Архимед); дальнейшее развитие получили медицина и биология.

3

Среди врачей александрийского периода известны Герофил и Эразистрат. Герофил, изучая анатомию на трупах животных й людей, описал легочную артерию, назвав ее артериальной веной, Открыл подъязычную кость, дал неплохое для своего времени Описание глаза, оболочек и желудочков мозга, открыл млечные сосуды у козы (впрочем, они были известны китайцам еще в IX в. до п. э.) и, экспериментируя на животных, установил, что центром нервной системы является мозг. Эразистрат описал клапаны сердца, извилины коры полушарий мозга, высказал предположение, что артерии через невидимые глазом веточки переходят в вены. Сочинения этих крупных анасомов не сохранились.

С упадком Александрии, начавшимся после завоевания ее римлянами, ведущее значение в развитии естествознания, и в том числе анатомии, приобрел Рим — столица громадного рабовладельческого государства.

Практическая медицина уже настоятельно требовала от врача анатомических знаний. Знаменитым врачом и анатомом того времени явился Гален (129—199 гг. и. э.). Римские законы запрещали вскрытие трупов людей. Поэтому Гален свои анатомические исследования вынужден был проводить на животных. Этим он невольно расширил изучение анатомии домашних животных, но строение, присущее животным, перенес на человека. Авторитет этого ученого был огромен, и неправильные в отношении человека сведения надолго укоренились в анатомии.

Гален анатомировал трупы различных домашних животных и обезьян, а также медведей, слонов, львов и даже исследовал строение птиц, рептилий и рыб. Он значительно дополнил Герофила и Эразистрата в описании головного мозга, отметил наличие серого и белого вещества и, в отличие от своих предшественников, судил о функции нервной системы не только по трупному материалу, а производил эксперименты на живых собаках, свиньях, обезьянах и крупном рогаттаркоте. Гален насчитывал 7 пар черепномозговых и 30 пар спинномозговых нервов, описал некоторые ганглии, определил роль различных нервов путем их перерезания, в частности, возвратных нервов у теленка, собаки и медведя. Экстирпацией различных участков головного мозга он пытался установить их функцию. Он знал, что левый желудочек сердца и артерии содержат не воздух, а кровь, довольно точно описал ряд кровеносных сосудов, которым посвятил отдельную книгу. Гален исследовал строение и развитие костей и их соединения в скелете. По его мнению, трахея, гортань и носовая перегородка являются хрящевыми частями скелета (отсюда — «хондрология» позднейших авторов). Он знал около 300 мышц, классифицируя их по функции. Анализируя установленные анатомические факты, Гален — высокоталантливый наблюдатель и глубокий мыслитель—высказал некоторые суждения, далеко опередившие науку своего времени. Так, например, он писал, что «если бы . . . удалось узнать состав воздуха, то стала бы понятна животная теплота» (цит. по В. В. Лункевичу).

Опираясь на анатомо-физиологические факты, установленные собственными наблюдениями, он пытался разложить сложные явления на ряд более простых и критически проверял их в опыте. Естественно, что такой путь познания приводил к материалистическим выводам и позволил Галену вскрыть часть умозрительных и догматических заблуждений своих предшественников. Но в своих философских взглядах Гален развивал идеалистические стороны учения Аристотеля.

В лице Галена в анатомии завершился натурфилософский период развития и наметился переход к аналитическому и экспериментальному методам исследования. Но после Галена никто не продолжил разработку анатомо-физиологических вопросов. Назревал социально-политический кризис Римской империи, завершившийся гибелью рабовладельческого строя в Европе.

Анатомия в средние века. Ранний феодализм с его натуральным хозяйством привел к утрате значения городов как центров производства, обмена и науки, резкому сокращению торговли и других форм общения между странами. Господствующие классы Средневековья — дворянство и духовенство—не могли быть носителями культуры и прогресса, так как первое было невежественно и, как правило, безграмотно, последнее же было заинтересовано лишь в укреплении догматов веры. Наступил всеобщий упадок научной мысли. Культурные ценности, накопленные рабовладельческим строем, были утрачены. Господствовала идеология церкви, процветали алхимия, магия и астрология.

В VII и VIII вв. в Европу вторглись арабы, создавшие к этому времени громадное государство, включающее весь Ближний Восток, Египет, Северную Африку и почти весь Пиренейский полуостров. Арабы переняли культуру захваченных стран. Сохранению научных достижений античного мира человечество обязано, арабам. Они перевели на свой язык частично уцелевшие сочинения философов и врачей древней Греции и Рима, сохранив их, таким образом, для будущих поколений.

В период развитого средневековья (в Европе XI—XV вв.) Появились первые, хотя и очень слабые признаки возрождения паук. Иллюстрацией уровня анатомических знаний в тот период может служить трактат «Демонстрация анатомии», написанный безвестным автором медицинской школы в Салерно около Н50 года. Это — описание публичного вскрытия свиньи — животного, как полагали, будто бы наиболее похожего по внутреннему строению на человека. Таким образом труп животного по-прежнему заменял на секционном столе труп человека, вскрытие которого все еще находилось под запретом. Трактат содержит компиляцию галеновской анатомии, текст изобилует разного рода курьезными ошибками и домыслами. Тем не менее, он долгое время служил почти единственным учебным пособием и впоследствии, с появлением книгопечатания (XV в.), многократно переиздавался.

В середине XIII в. Фридрих II (Н94—1250) — император германский и король сицилийский, покровитель салернской школы, написал трактат о птицах. Появление этого труда обязано потребностям соколиной охоты, которой в эти годы увлекалась феодальная знать. Это сочинение может быть названо первой книгой по сравнительной орнитологии. Анатомическая часть ее содержит описание скелета (в частности, указание о пневматичности многих гостей), причем подчеркивается гомология крыла и ноги, описание мышц крыла, строения внутренних органов и др.

Конюший Фридриха II — Джордано Руффо в 1250 году опубликовал пространную «Книгу для конюхов», в которой изложены элементы разведения, содержания, ухода, экстерьера и лечения лошади и некоторые сведения из анатомии. Эта книга отражала известные в то время эмпирические знания практической ветеринарии, обогащенной опытом арабских ветеринаров, и высоко пенилась современниками. Написанная по-латыни, она была переведена на многие языки. Различные «конские лечебники» изредка появлялись и в последующие столетия, однако анатомические знания о домашних животных оставались крайне ограниченными вплоть до XVII века — конца феодальной эпохи. Об этом можно судить, например, по рисунку из книги Ферраро (рис. 2).

Анатомия в эпоху капитализма. В XVI—XVII вв. в недрах феодального общества ряда стран Западной Европы начали быстро назревать элементы капитализма. Зарождающийся новый класс — буржуазия — был заинтересован в развитии производительных сил, а следовательно и наук, особенно математики и естествознания. На этом этапе истории, названном эпохой Возрождения (возрождения античных наук), когда мысль ученых стала освобождаться от гнета схоластики и богословия, начинается научный период развития анатомии. Основоположником и творцом научной анатомии выступил Везалий, но зачинателем ее явился Леонардо да Винчи.

Леонардо да Винчи (1452—1519) — гениальный итальянский художник и ученый эпохи Возрождения, человек поразительной многогранности. С целью дать анатомическое обоснование для

4

Рис. 2. Рисунок скелета лошади из книги Ферраро (1560)

изображений тела человека и животных, он решительно порвал с существующими традициями и изучал анатомию на трупах. Все обнаруженное при этом он описал и изобразил в точных реалистических рисунках. Этим он не только заложил научные основы пластической анатомии, но изобрел и показал новые методы и приемы анатомической иллюстрации.

Леонардо да Винчи изучал скелет и мускулатуру лошади, когда ему была заказана конная статуя одного миланского вельможи. Сравнив ногу человека и лошади, он указал, что последняя опирается на концевую фалангу единственного пальца. В своих сравнительно-анатомических изысканиях он выступил как блестящий продолжатель всего положительного, что дал в этой области Аристотель. Проектируя летательный аппарат, он изучил строение скелета и мышц крыла птиц. Он исследовал различные органы многих домашних животных, в том числе — матку, плаценту, некоторые детали сердца и сосудов крупного рогатого скота, гортань, подъязычную кость и диафрагму собаки и др. Леонардо да Винчи, однако, не исследовал какой-либо системы органов целиком, его анатомические рисунки и тексты были разрозненными и, оставаясь мало известными современникам, сделались достоянием научных кругов лишь в XVIII веке.

XVI век вошел в историю как период крупных достижений в области физики, математики, астрономии. Бурно развивались производительные силы стран Западной Европы и вместе с ними экономические потребности революционного тогда класса — буржуазии. Открывались новые университеты и академии. Прогресс наук захватил анатомию, выдающимся реформатором которой выступил Андрей Везалий (1514—1564). Уроженец Брюсселя, этот талантливый анатом уже в 23-летнем возрасте получил звание профессора и кафедру в Падуанском университете (Италия), где через шесть лет (1543) закончил и опубликовал обширное и богато иллюстрированное руководство «О строении человеческого тела в семи книгах». Эта книга сломила более чем тысячелетнее господство Галена в анатомии. Она была построена на новых методических началах, опиралась на фактический материал, добытый препарированием при помощи нового удобного инструментария, реформировала анатомическую номенклатуру, основательно засоренную множеством синонимов («вследствие произвола переводчиков»). Сковываясь на точных наблюдениях, Везалий смело устранил многие ошибки Галена. Такое новаторство встретило резкое сопротивление реакционных анатомов-галенистов; Везалий подвергся I ранде и преследованию инквизиции. Тем не менее, книга Везалия и течение 25 лет была переиздана дважды (1555, 1568).

Чтобы вскрыть ошибки Галена, Везалий должен был попутно Исследовать и различных домашних животных, строение которых Механически приписывалось человеку. Поэтому труды Везалия Содержа? множество замечаний о строении скелета, мышц и внутренних органов домашних животных. Для демонстрации движений сердца, легких, кишечника, матки, движения плодов, роли возвратных нервов гортани, значения фиброзных сухожильных влагалищ Везалий пользовался вивисекцией на собаках, свиньях и кошках. Анатомия домашних животных многим обязана ему, так как объективные методы изучения, систематичность изложения, новая номенклатура, высокое качество и манера исполнения анатомических иллюстраций очень скоро вошли в обиход п в сравнительной анатомии.

Везалий, как и его последователи, основное внимание уделил изучению и описанию новых фактов, не стараясь их обобщить, не заботясь о создании общей теории анатомии. Но, как отметил ф, Энгельс, в тот период надо было исследовать вещи, прежде чем приступить к исследованию процессов. Так возник исторически неизбежный этап в развитии анатомии — метафизический, аналитический период, в течение которого было сделано множество анатомических открытий. Наступило господство описательного направления в анатомии.

Анатомы второй половины XVI века, изучая строение человека, продолжали попутно решать н некоторые сравнительно-анатомические вопросы. Так, падуанский анатом Фабрициус (1537—1616), открывший венозные клапаны, дал некоторые материалы для Сравнительной анатомии и физиологии суставов, описал развитие плодов и плаценты всех домашних животных, заложив этим основы сравнительной эмбриологии, вместе со своим учеником Гассером (1552—1616) исследовал строение и функцию гортани домашних животных. Евстахнй (1524—1574) — один из противников Везалия, известный своими описаниями органа слуха, открыл грудной проток лошади и исследовал вены этого животного. Койтер (1534—1576) описал скелет многих животных. Такие открытия и описания способствовали дифференциации морфологической науки, в частности, подготовили выделение из нее анатомии домашних животных, как дисциплины, имевшей непосредственное значение для ветеринарной практики. Именно поэтому конец XVI века знаменуется появлением первого руководства по анатомии лошади — животного, имевшего в те времена важное транспортное, военное и спортивное значение.

Такую книгу—«Анатомия и лечение лошади» («De anatomia et curatione infirmitatum equo») в 1598 году в Болонье написал Кар.ю Руины (1530—1598).

Анатомическая часть этой книги состоит из пяти больших глав, причем, в отличие от Везалия, описание ведется не по систематическому, а топографическому принципу (голова, грудная клетка и ее органы, органы брюшной полости, половые органы, конечности). Руини работал над своей книгой около 10 лет. Он многое описывает впервые и довольно точно, сопровождая описания оригинальными пояснениями. Так, например, указав на разницу между относительной величиной большого мозга и мозжечка у лошади и человека, он делает правильный вывод о значении мозжечка в управлении органами движения. Мышцы обозначены номерами и литерами, что затрудняет понимание (миологическая номенклатура была создана лишь столетие спустя). Отмечены некоторые возрастные особенности (в строении черепа, сердца). Черепномозговых нервов Руини, следуя Галену и Везалию, насчитывает семь пар, но довольно точно указывает их выход через основание черепа. В истолковании кругов кровообращения он не пошел дальше современников. Местами встречаются дословные переводы текста Везалия (например, о функции клапанов сердца). Влияние Везалия сказалось и на рисунках и на манере их исполнения (рис. 3). Возможно, что Руини располагал также неизвестными рукописными материалами Леонардо да Винчи по анатомии лошади. Книга Руини получила высокую оценку в научных кругах и длительное время была популярной среди коневодов и кавалеристов. Уже через год она "была издана вторично в Венеции — явление редкое по тем временам, через 5 лет вышел перевод ее на немецком, а позже — на французском и английском языках. За последующие 170 лет книга переиздавалась 15 раз и служила материалом для многих компиляторов и комментаторов. До Руини довольствовались пособиями, подобными лечебнику Феррари.

Независимо от Руини в 1590 году в Париже появилась «Гпипостология, или рассказ о костях лошади» (Hippostologie, гest a dire, discours des os du cheval). Эту небольшую книжку

5

Рис. 3. Пятая таблица из 5-й части книги Руини (1598)

(27 страниц с семью таблицами рисунков) написал придворный медик Жан Геруар (1551—1628).

В XVII веке сравнительная анатомия млекопитающих продолжала быстро пополняться открытиями и описаниями.

В 1628 году англичанин Вильям Гарвей (1578—1657), экспериментируя на животных, открыл большой круг кровообращения (легочный круг еще в половине XVI века открыли итальянец Коломбо и испанец Сервет) и написал обширный труд по эмбриологии животных (1633). Мальпиги (1628—1694) завершил теорию кровообращения, открыв капилляры (1661), и заложил начало микроскопической анатомии. Азелли и Пекэ, экспериментируя на животных, получили первые правильные представления о лимфатической системе. Итальянец Марк Северино (1580—1656) в обширном сравнительно анатомическом трактате «Зоотомия» (1645) опубликовал новые данные о строении желудка, кишечника и половых органов домашних животных, впервые описал поджелудочную железу лошади, безжелезистую и железистую части ее желудка, лимфатические бляшки в кишечнике собаки (позже переоткрытые Пейэром) и т. п. Борелли (1608—1679) заложил основы биомеханики, дав анализ сложных движений (ходьба, бег) различных животных и человека. Английский анатом Уиллис (1621—1675) внес много нового в анатомию мозга домашних животных, а голландец Рюиш (1638—1731) усовершенствовал метод инъекции сосудов и создал богатый анатомический музей.

Таким образом, в XVII веке продолжалась дифференциация наук —были заложены важные основы физиологии, эмбриологии, микроскопической анатомии.

Но ветеринария по-прежнему продолжала быть эмпирической. Ветеринарных школ не было, профессия ветеринара считалась ремеслом кузнецов, ковалей и пастухов, «тайны» которого обычно передавались от мастера к подмастерью или от отца к сыну. Научные трактаты писались по-латыни—языке ученых, недоступном для народа, образованные ветеринары насчитывались единицами, открытия сравнительной анатомии не имели выхода в ветеринарную практику и оставались достоянием узких академических кругов.

6

Клод Буржела (1712— 1779)

Однако развивающееся животноводство и особенно коневодство уже не могло обходиться без специалистов, получивших систематическую подготовку. С ростом и укреплением капиталистических отношений в передовых странах Западной Европы к XVIII веку назрела неотложная необходимость в подготовке ветеринарных кадров, в создании ветеринарных школ.

Первая ветеринарная школа была открыта 16 февраля 1762 года в пригороде Лиона, в помещениях постоялого двора. Сначала в ней занимались только два ученика, но уже через год число учащихся достигло 52. В 1765 году в Париже создается вторая школа, переведенная через год в Альфорт (тогда пригород Парижа). Обе школы пользовались поддержкой правительства и именовались королевскими.

Организатором и руководителем этих школ был знаменитый Клод Буржела (1712—1779) —основатель научной ветеринарии. Заняв в 1740 гаду пост директора Лионской академии верховой езды, он скоро убедился, насколько скромен уровень научных знаний о лошади. Решив серьезно заняться вопросами разведения п лечения лошадей, он с помощью своих друзей медиков изучил медицину, а затем, вместе со своими помощниками приступил к основательной разработке анатомии, изучению экстерьера и патологии лошади. Нужда в таких знаниях была большая. Поэтому Буржела, не завершив своих исследований, в 1750—1753 гг. опубликовал «Основы гиппиатрки или новые принципы к познанию и лечению лошадей» в двух томах, объемом и 1770 страниц. В первом опием паготся экстерьер и ковка, по втором (вышли только две чисти) —анатомия, первые разделы которой изложены по систематическому, а последующие по топографическому принципу. По-видимому такое изложение не удовлетворило автора, и анатомическая часть in была завершена. Когда открылись ветеринарные школы, эта книга не могла удовлетворить и учащихся. Поэтому, продолжая исследования, Буржела за 1766—69 гг. издал «Анатомическое описание тела лошади сравнительно с быком и бараном». Этот фундаментальный труд, на который ушло 20 лет упорной работы, — первое руководство по сравнительной анатомии домашних живот-пых. Автор дал системную анатомию лошади и ряд сравнительных сведений о рогатом скоте, впервые описал некоторые мышцы и де тали периферической части сосудистой и нервной систем.

Каждый раздел начинается физиологическим вступлением, и котором делается попытка связать строение органа с его ролью и организме. При этом Буржела избежал умозрительных трактовок и показал себя стихийным материалистом-механистом, т. е. сторонником передовой философии своего времени. Не следует забывать, что книга писалась в период, когда «... животный организм был исследован лишь в самых грубых чертах, его объясняли чисто механическими причинами.» (Энгельс. Людвиг Феейрбах. М., 1955, стр. 20). Первое руководство по анатомии

домашних животных было высоко оценено современниками — ее перевели на немецкий (1772), итальянский (1778) и испанский (1793) языки, а на родине автора она выдержала семь изданий (последнее —в 1818 году). Она служила руководством во всех ветеринарных школах, открытых в странах Западной Европы в течение последующего полувека.

На рубеже эмпирической и научной ветеринарии стоял современник и соотечественник Буржела — Филипп Лафосс (1739—1820). Он родился в семье известных потомственных ветеринаров Парижа. Его отец— Этьен Лафосс, был автором нескольких конских лечебников и специальных работ по сапу и по ковке лошадей. Ф. Лафосс получил медицинское образование, а затем, унаследовав профессию отца, выдвинулся своими знаниями, заняв должность королевского конюшего в Версале, где организовал преподавание ветеринарии офицерам гвардии и кавалерии. Враждуя с Буржела и другими, он восстановил против себя многих и эмигрировал в Филипп Лафосс Россию Вернувшись на родину в 1793 году он был назначен главным инспектором-ремонтером кавалерии, но за интриги приговорен на галеры, откуда бежал.

Лафосс — автор ряда сочинений по коневодству, анатомии, ковке и болезням лошадей. Наиболее крупный труд его—«Курс гиппиатрии или полный учебник о медицине лошадей» (1772) в 400 страниц большого формата явился событием в развитии ветеринарной науки. Половину текста в этой книге занимает анатомия, иллюстрированная 39 многокрасочными таблицами и разделенная на 9 глав. Это краткое системное изложение анатомии лошади, причем три четверти принадлежат остеологии с синдесмологией, миологии и спланхнологии. Прочие отделы изложены очень неполно, местами поверхностно, без деталей.

7

Помимо разделов современной системной анатомии, здесь фигурируют «хондрология» (хрящи, независимо от их системной принадлежности) и «аденология» (различные железы и ряд лимфатических узлов). Такое распределение материала определялось степенью изученности различных отделов анатомии и значимостью их для практики того времени. Наиболее точны рисунки по остеологии, на остальных автор и художник (Соллье) стремились создать красочное впечатление, не заботясь об анатомической точности. Вторая половина книги отведена гигиене, ковке и болезням лошадей, главным образом хирургическим, снабжена 18 цветными таблицами. Книга имела большой успех. В течение последующих 50 лет она была несколько раз переиздана и переведена на европейские языки (часть переведена И. Андреевским на русский язык).

Таким образом ведущее значение в развитии ветеринарии в XVIII веке имела Франция. Трудами Буржела и Лафосса ветеринарная анатомия определилась как самостоятельная наука.

В течение XIX века ветеринария в связи с ростом и потребностями животноводства стала быстро развиваться. Во многих странах Западной Европы продолжалось учреждение ветеринарных институтов. По мере накопления знаний ветеринарная наука расчленялась на ряд особых дисциплин, каждая из которых предъявила свои запросы к анатомии.

На место энциклопедистов ветеринарных знаний приходят ученые, углубленно разрабатывающие вопросы определенной специальности. Если в первую половину века ветеринарный шитом, как правило, одновременно был физиологом, хирургом и патологом, то уже к середине иска, когда объем каждой из о их дисциплин уже не мог быть компетенцией одного человека, создаются отдельные кафедры анатомии, возглавляемые специалистами-анатомами. Анатомия домашних животных обогатились громадным фактическим материалом, разработка ее форсировалась запросами клиники, боенского дела и т. п. Но анатомия развивалась главным обратом в описательном направлении; основным объектом изучения

8

X. Баум (1864— 1932)

ветеринарного анатома оставалась лошадь.

В XIX веке продолжался аналитический период развития анатомии домашних животных, философской основой ее оставался механистический материализм/Однако уже к концу века, под влиянием победы эволюционной теории (Ч. Дарвин), успехов сравнительной анатомии (К. Гегенбаур) и палеозоологии (В. О. Ковалевский), в ветеринарной анатомии закладываются первые основы эволюционного и функционального направлений и некоторые элементы возрастной анатомии.

В XIX веке за рубежом ведущее положение в развитии ветеринарной анатомии заняли главным образом немецкие анатомы — Э. Гурльт (1794—1882), Л. Франк (1834— 1884), а к концу века и в первые десятилетия нашего века — В. Элленбергер (1848— 1929), X. Баум (1864—1932), П. Мартин (1861 — 1937), Р. Шмальтц (1860—1945), О. Цитцшман (1879—1957). Во Франции известными ветеринарными анатомами XIX века явились Ф. Риго (1804— 1842), О. Шово (1827— 1917), С. Арлуан (1846—19Н), а вXX веке—Ф. Лэсбр, Л. Монтанэ, Э. Бурдель и др., в Англии — У. Персиваль (1793— 1854), Мэк Фэдайен, О. Брэдли, X. Хыоджс, Дж. Дрэнсфильд, в США—С. Сиссон (1865 — 1924), Дж. Гросмэи, в Италии — Л. Лерой (1760 — 1820), Э. Сертоли (1842 — 1910), У. Циммерль (1872 — 1945), в Чехословакии —Я. Кольда (1895 — 1958), в Польше —Р. Поплевский, в Болгарии — М. Москов, в Венгрии — О. Циммерман и Г. Ковач, в Румынии — В. Гэцие. Перечисленные ученые хорошо известны как авторы фундаментальных анатомических руководств, учебников и атласов.

Развитие анатомии домашних животных в дореволюционной России. В крупных феодальных и монастырских хозяйствах Руси XV —XVII вв. скотоводство и особенно коневодство составляло видную отрасль. Царскими конюшнями, в которых бывало до 44 тыс. лошадей, ведал особый Конюшенный Приказ, где, кроме должностных лиц, значились коновалы и ковали, обслуживавшие и больных лошадей в особых «лековых» конюшнях. О русских «коневых лекарях» тех времен сохранились письменные документы. Эмпирическая ветеринария стояла в общем на уровне стран феодальной Европы. Редкие рукописные лечебники и «травники», а также фрагменты сочинений Аристотеля и Галена, переводами которых иногда занимались ученые монахи, были известны немногим. Даже в начале XVIII века знания по ветеринарии передавались устно, на основе частного ученичества, ветеринарные умельцы состояли из практиков-самоучек— русских и иноземных.

К первой половине XVIII века относится зарождение капиталистических отношений в России в недрах крепостничества. По мере развития промышленности, сельского хозяйства и торговли увеличилась потребность в научных знаниях, развитию которых способствовало учреждение Академии Наук (1725), а затем — Московского университета (1755), созданного по идее и настоянию М. В. Ломоносова. Уже первая половина века ознаменовалась значительными успехами различных наук, в том числе биологических.

9

В 1744 году появился первый русский атлас анатомии человека (М. И. Шеин), а в 1783 году — словарь анатомических терминов (II. М. Максимович-Амбодик). Д. И. Иванов — первый русский пейроморфолог, установил несостоятельность умозрительного представления о пресловутых нервных «флюидах» и тем способствовал материалистическому объяснению функции нервной системы (1780). А. М. Шумлянский, открывший капсулу почечных телец и мочевые канальцы почек (1782), явился первым отечественным представителем микроскопической анатомии. Два видных петербургских академика — К. Вольф и П. С. Паллас немало сделали в области сравнительной анатомии и эмбриологии, а А. А. Каверзнев в 1775 году выступил с оригинальным и смелым для своего времени трактатом об эволюции животного мира, выдвинув ее основной причиной изменяющее воздействие окружающей среды.

Таким образом, русские биологи и анатомы XVIII века выступили как прогрессивные деятели и сторонники естественнонаучного материализма и внесли свой вклад в борьбу с идеалистическими и механистическими воззрениями, господствовавшими тогда и анатомии, обогатив ее самобытной- научной мыслью.

На медицинском факультете Московского университета уже в 70-х годах XVIII века изучали и демонстрировали некоторые элементы анатомии и физиологии животных, производились вивисекции. Питомец, а впоследствии прозектор кафедры анатомии Университета— Иван Самойлович Андреевский (1759—1809) — автор ряда книг по ветеринарии, явился пионером ветеринарного "образования в России. С 1803 года, получив звание профессора, он в течение шести лет возглавлял преподавание «скотоврачебной науки» в Университете. Будучи тесно связанным с практикой отечественного животноводства, он заботился о подготовке практических ветеринарных работников, настаивал на необходимости связи между учеными и практиками, показал себя решительным сторонником механистического материализма, утверждая, что функции животного организма «... не выключая и душевных, зависят от причин механических и физических». В 1804 году он написал «Краткое начертание анатомии домашних животных» — первый

10

Рис. 4. Титульный лист учебника И. С. Андреевского

учебник по этому предмету на русском языке (рис. 4). Таким образом_ в России датой оформления анатомии домашних животных в самостоятельную науку следует считать 1804 год. Эта книга, ставшая теперь библиографической редкостью, была сравнительно небольшой (79 страниц с 7 таблицами иллюстраций). Основное внимание в ней отведено лошади. Описание каждого органа сопровождено пояснением его функции, даны некоторые сведения о крупном рогатом скоте и отдельные замечания об особенностях костяка у новорожденных. В течение 35 лет эта книга оставалась единственным печатным пособием по анатомии домашних животных.

В 1808 году при Петербургской медико-хирургической академии открылось ветеринарное отделение — первое ветеринарное учебное заведение в России. Курс анатомии здесь читал профессор Иван Дмитриевич Книгин (1773—1830), ас 18Н по 1831 год — профессор Андрей Иванович Яновский (1779—1831).

При Московской медико-хирургической академик ветеринарное 01 деление было открыто в 18Н году. Первым анатомом здесь был профессор Богдан Карлович Мильгаузеи (1782—1854), которого с 1833 года заменил Алексей Иванович Кикин (1810—1852). Из-за Отсутствия учебника студенты ветеринарных отделений обеих академий при изучении анатомии занимались по запискам, состав-лепным профессорами. Поэтому Кикин, после шестилетних трудов, а 1837—39 гг. издал двухтомную книгу в 850 страниц, скромно назвав ее «Краткой зоотомией». Это описательная анатомия лошади, со строением которой сравниваются другие виды домашних животных. Наиболее подробно изложена остеология. Описание Внутренних органов сопровождается указанием источников кровоснабжения и иннервации и пояснением функции. Книга, изданная для того времени большим тиражом (600 экземпляров), явилась первым русским классическим учебником анатомии домашних животных, по которому учились студенты-ветеринары 30—40-х годов.

Наиболее выдающимся и талантливым представителем русской ветеринарной науки первой половины XIX века был академик ветеринарного отделения Петербургской медико-хирургической академии Всеволод Иванович Всеволодов (1790—1863). Человек незаурядных способностей, знаний и трудолюбия, Всеволодов известен как энциклопедист ветеринарной науки. За 16 лет работы и Академии (1831—1847), будучи очень загруженным преподаванием и практической деятельностью, он выполнил громадную научно-литературную работу, написав оригинальные руководства по экстерьеру (1832), хирургии (1833), патологии (1838) и эпизоотологии (1840). Всеволодов — основоположник отечественной теории Зоотехнии, эволюционист додарвиновского периода. Разработанные мм научные основы животноводства изложены в двухтомном «Курсе скотоводства». В последние годы пребывания в Академии Всеволодов работал над созданием анатомического руководства, но успел издать лишь два тома «Анатомии домашних животных» (1846—1847), в которых изложена остеология, синдесмология и спланхнология. Постоянно пользуясь сравнительноанатомическими сопоставлениями, автор рассматривает органы в связи с функцией и развитием, которому придавал большое значение в правильном понимании предмета. Каждая глава имеет раздел, отмечающий пищевую и промышленную ценность описываемых частей тела животного, т. е. показывающий экономическое, прикладное значение анатомии. В основу курса анатомии Всеволодов положил не только сравнительно-анатомический метод, но принцип развития структур в онтогенезе (значительный шаг вперед по сравнению с книгой Кикина) и понимал свой предмет как биологическую науку, в равной мере необходимую для ветеринаров и зоотехников, науку не описательную и отвлеченную, а тесно связанную с практикой сельского хозяйства.

Преемник Всеволодова по кафедре и его ученик, профессор Адольф Осипович Стржедзиньский (1823— 1882) преподавал в Академии с 1852 по 1874 год, после чего перешел в открытый тогда Казанский ветеринарный институт, где создал и возглавлял кафедру анатомии до 1881 года. Он написал «Анатомию домашних животных (млекопитающих и птиц. Аппарат движения» (1862), включив в нее разработанный им раздел по артро-синдесмологии у птиц.

Ученик Стржедзиньского Александр Силыч Измай лов (1833— 1901) перевел

11

В. И. Всеволодов (1790— 1863)

и издал учебник и атлас Лейзеринга (1870) и выполнил ряд исследований скелета животных. Профессор Харьковского ветеринарного института Василий Федорович Новопольский в 1891—93 гг. впервые опубликовал описательную анатомию верблюда.

Наиболее яркой фигурой в истории отечественной ветеринарной анатомии предреволюционных десятилетий был профессор Казанского ветеринарного института Леонид Аполлонович Третьяков (1856—1922) —глава большой школы ветеринарных анатомов, из которой вышли профессора Д. М. Автократов, А. Ф. Климов, А. И. Акаевский и многие другие.

Основы нового экспериментального направления в анатомии домашних животных — зоотехнической анатомии — элементы которой имелись еще в трудах В. И. Всеволодова, заложил профессор Петровского с.-х. института и с.-х. факультета Киевского политехнического института Николай Петрович Чирвинский (1848—1920).

Он экспериментально доказал возможность направленной изменчивости скелета в процессе роста и развития животных, что было позже широко разработано в советский период.

15 этом же направлении развивал свои исследования другой выдающийся русский анатом — Петр Францевич Лесгафт (1837— 1909), отстаивавший формирующее влияние среды на организм. Он впервые широко внедрил эксперимент в анатомические исследования, использовал функциональный подход при изучении строения органов движения. Новое функциональное направление в анатомии, в отличие от описательного, опиралось на материалистическую философию, на единство формы и функции, организма и среды. За прогрессивные идеи, которые П. Ф. Лесгафт деятельно популяризировал, он всю жизнь подвергался нападкам реакционных элементов.

В 1880 году Александр II «высочайше соизволил» упразднить ветеринарное отделение Петербургской медико-хирургической академии. Здесь в 1883 году состоялся последний выпуск ветеринарных врачей. Таким образом, в дореволюционной России осталось лишь 4 ветеринарных института (Казань, Харьков, Варшава и Тарту), в которых немногочисленные кадры анатомов продолжали вести разрозненные исследования по своему предмету, главным образом в описательном направлении. Не было даже своего учебника, и студенты пользовались переводами руководств Франка, Зуссдорфа и Элленбергера—Баума. По данным П. И. Меле-хина и подсчетам П. А. Глаголева за 1800—1917 гг. наши ветеринарные анатомы выполнили лишь около 160 научных работ.

Развитие анатомии домашних животных в СССР. Великая Октябрьская социалистическая революция и социалистическое строительство в СССР открыли новую эру в истории науки. Социализм уничтожил все препятствия, ранее преграждавшие путь

12

Л. А. Третьяков (1856— 1922)

научному творчеству, и выдвинул советскую науку в ряде областей на первое место в мировой науке.

Уже в первые годы Советской власти открылись ветеринарные вузы в Москве, Ленинграде, Омске и Киеве. К началу 30-х годов в СССР насчитывалось 20 ветеринарных вузов и факультетов, а к середине века число их, по сравнению с дореволюционным, увеличилось в 8 раз. Соответственно возросло н число анатомических кафедр. На место ученых-одиночек пришли школы, объединяющие большие, целеустремленно работающие коллективы, которые не только продолжили лучшие традиции своих предшественников, но повели творческую разработку своей науки в новых направлениях, использовали новые методики, в соответствии с запросами ветеринарной и зоотехнической науки и практики. На формирование этих новых направлений оказали Плодотворное влияние работы В. О. Ковалевского, П. Ф. Лесгафта, Н. П. Чирвниского, А. Н. Северцова и создателей крупных школ советских медицинских анатомов —В. П. Воробьева и В. Н. Топкова.

До 40-х годов нашего века преобладающим объектом анатомии домашних животных по-прежнему оставалась лошадь. Позднее, по мере механизации сельского хозяйства и транспорта главным объектом анатомии стал крупный рогатый скот и другие виды продуктивного скота. Если ранее основное внимание уделялось изучению системы органов движения, то позже резко увеличился интерес к нервной и сосудистой системам. Старая описательная анатомия и отрывочное изучение отдельных структур отошли на задний план, уступив место новым направлениям, которые развивались на передовой методологической основе — основе диалектического материализма.

Д. М. Автократов (1868—1953) — автор первого советского учебника по анатомии домашних животных, выдержавшего три издания (1926—1931), первого учебника по анатомии птиц (1928) и учебника для зоотехнических вузов (1949). Его ученики (П. П. Виноградов. В. Н. Жеденов, И. П. Осипов. Н. А. Чулков, В. Г. Яицкий и др.) изучали преимущественно сердечно-сосудистую систему, а впоследствии —вегетативную нервную систему крупного рогатого скота и домашней птицы. П. П. Виноградов (1896—19о9) изучал анатомию осла, буйвола, овец н коз некоторых пород.

Ученик Д. М. Азтократова В. Н. Жеденов вместе со своими учениками и сотрудниками (С. С. Бигдан, В. П. Лукьянова, Г. М. Удовнн, К. И. Ямьшин н др.) обстоятельно разработали эволюционную анатомию и онтогенез сердца н легких млекопитающих, изложив эти материалы в монографиях (1954; 1960). Кроме того, В. Н. Жеденов написал «Общую анатомию домашних животных» (1958) и с соавторами — «Анатомию кролика» (1957).

А. И. Акаевский на основе своих работ и работ сотрудников (С. А. Архангельский, Н. И. Акаевский, В. И. Цветков и др.) создал оригинальную монографию по анатомии северного оленя (1939) и выполнил ряд анатомических исследований по миологии и периферическим отделам сосудистой и нервной систем. Он явился автором анатомического учебника для агрономических факультетов (1948). А. И. Акаевский вместе с А. Ф. Климовым написали учебник, являющийся главным современным отечественным руководством по анатомии домашних животных для ветеринарных вузов на протяжении последних 30 лет; он выдержал уже 4 издания. Этот учебник значительно отличается от зарубежных общебиологическим, эволюционным и функциональным подходом к изучению анатомических структур. За третье издание (1950—51 гг.), переработанное А. И. Акаевским, авторам была присуждена Сталинская премия. Книга переведена на армянский, сербский, венгерский, польский, китайский и корейский языки.

А. Ф.Климов (1878—1940) создал самую многочисленную школу советских анатомов домашних животных (В. В. Александровский, А. В. Ар-сеньев, Б. В. Богородский, П. А. Глаголев, Д. И. Заверткин, С. В. Иванов, И. Ф. Мокров, О. Е. Пахоменко, П. П. Преображенский, С. М. Сми-ренский, И. А. Спирюхов и др.), направив основное внимание на исследование системы органов произвольного движения. Сотрудники и ученики А. Ф. Климова изучали структуру, функцию и развитие мускулатуры лошади в сравнительно анатомическом аспекте. Полученные данные нашли должное отражение в указанном выше учебнике, некоторые разделы которого впервые были опубликованы А. Ф. Климовым еще в 1927 году. Питомцы этой школы ныне возглавляют кафедры ряда ветеринарных и зоотехнических вузов страны.

С. В. Иванов (1905—1958) — преемник А. Ф. Климова на кафедре, вместе со своими сотрудниками (Л. А. Гусева, Я- Л.

13

 

А. Ф. Климов (1878— 1940)

Здановская, П. И. Мелехин и др.) изучал кровоснабжение мышц и желез домашних животных. Он написал учебник анатомии для ветеринарных техникумов (1951) и создал ряд учебных наглядных пособий для массовых кадров. П. И. Мелехин составил первую сводку отечественной библиографии анатомии домашних животных Н955).

П. А. Глаголев с сотрудниками (А. А. Грандицкая, 3. М. Давыдова В. И. Ипполитова и др.) изучают морфологию и физико-химические свойства скелета и мускулатуры домашних млекопитающих и птиц с учетом породных и возрастных особенностей, условий содержания и разведения. Совместно с В. И. Ишюлитовой им написан учебник для зоотехнических вузов (1956).

И. Ф. Мокров изучил некоторые возрастные и функциональные особенности строения пушных зверей и работал по вопросам артрологии. И. А. Спирюхов углубил функциональный анализ скелета и мышц конечностей. С. М. Смиренский и его ученики (С. А. Читан и др) детально изучили анатомию буйвола и некоторых пород овец.

Н Ф. Богдашев и его сотрудник М. И. Лебедев изучали возрастные и функциональные особенности и химический состав костей конечностей. К этим работам примыкают исследования В Д Успенского. Ученики Н. Ф. Богдашева (А. А. Акулинин, А П Елисеев, А. В. Селегененко, М. А. Соколова и др.) сделали большой вклад в анатомию периферической части нервной системы, особенно вегетативной, используя макромикроскопические методы препарирования и частично эксперимент.

Н А. Васнецов (1901 — 1961), сохраняя традиции казанской школы анатомов, разрабатывал морфологию периферической части нервной системы. Его перу принадлежит монографическое описание вегетативной нервной системы птиц. Вместе со своими учениками (И. С. Квачадзе, М. И. Краснояров, Н. В. Михайлов, А. Ф. Рыжих, В. И. Трошин, Ю. Ф. Юдичев и др.) он применил методику макромикроскопического исследования морфологии нервных стволов и внес много нового в учение об иннервации органов движения. П. В. Емекеев описал артерии и вены семенников сельскохозяйственных животных.

С. Н. Боголюбский и его сотрудники (Ь. 1 . Андреева, Н Н Третьяков и др.), развивая свои исследования в плане эволюционной морфологии школы А. Н. Северцова, изучают закономерности структуры и роста отдельных систем органов жвачных " и пушных животных, накопили материал для создания породной анатомии, изучают влияние доместикации. С. Н. Боголюбским написано «Происхождение и преобразование домашних животных» (1959)

Б А. Домбровский и его ученики (Ш. М. Джакашов, В Г Касьяненко, В. В. Колесников, Г. К. Конакбаев, А. Ф. Максименко Ф. М. Мухамедгалиев и др.) разработали сравнительную анатомию и биоморфологию вентральной туловищной мускулатуры и вегетативной части нервной системы и вместе с другими исследователями (А. П. Берггрин, М. Г. Ерофеев, Н. Р. Семушкин, А. П. Студенцов и др.) изучили анатомию верблюда.

В. Г. Касьяненко и его ученики (Г. С. Абельянц, М. Ф. Волкобой, Е. И. Данилова, П. М. Мажуга, С. Ф. Манзий, Р. Г. Ради-ловская и др.) целенаправленно разрабатывают сравнительную и функциональную артрологию млекопитающих, используя различные методы исследования. Кроме того, В. Г. Касьяненко написал монографию об аппарате опоры и движения лошади (1947) и (совместно с В. Г. Чубарь) «Анатомо-хирургическое исследование области холки лошади» (1944). Г. А. Гиммельрейх тщательно изучил сравнительную анатомию глоточной мускулатуры позвоночных.

Ю. Т. Техвер—автор учебников анатомии домашних животных па эстонском языке, изучил микрорельеф слизистой пищеварительного тракта домашних животных и некоторых пушных зверей. Э. A. Bay выявил новые краниологические породные признаки и уточнил функциональное значение венозного русла вымени.

Г. Г. Воккен впервые широко применил рентгеновские методы исследования в сравнительной анатомии позвоночных. Им и его учениками разработаны различные вопросы рентгеноанатомии и на обширном материале выявлены закономерности дифференцирования костиого скелета и его возрастные изменения у домашних живот-пых. Известный вклад в сравнительную рентгеноанатомию сделали ветеринарные рентгенологи А. И. Вишняков (1898—1942) п А. П. Берггрин. В. Г. Амалицкий рентгеноанатомическими методами изучил строение внутрикостиого артериального русла у лошади.

Зоотехническое направление, основанное в анатомии Н. П. Чир-иннским, продолжили А. А. Малигонов, Г. Ф. Расходов, Н. Д. Пшеничный, К. Б. Свечин и др. В настоящее время результаты этих работ обобщаются С. Н. Боголюбским.

В анатомии домашних животных за последние десятилетия значительно сократилось число описательных работ, преобладающее значение заняли сравнительноэволюционное, функциональное п экологоморфологическое направления, развивается зоотехническая анатомия, рентгеноанатомия, возрастная анатомия, собирается материал для породной (типовой) анатомии и анатомии пушных животных. Большинство работ, помимо теоретической ценности, имеет прикладное значение для ветеринарной клиники, экспертизы и зоотехнической практики.

Анатомия домашних животных, бывшая до 40х годов нашего иска преимущественно анатомией лошади, превратилась теперь н анатомию продуктивных сельскохозяйственных животных.

Статистика

Вверх

© Ветеринария 2021