ПАРОХОДНЫЕ РЕЙСЫ СУСЛОВА (ПАМЯТИ АНДРЕЯ УСЯГИНА)

М.И. Нечайкина

МОУ «Устъ-Цилемская СОШ»

Как-то Андрей Усягин отправил мне папку документов со словами: «Нельзя ли их куда-нибудь пристроить?» Мысль возникла сразу: необходимо написать статью. Во-первых, «Никто не смотрел» — сделал заметку на полях Усягин. Во-вторых, касаются истории Печорского края конца XIX века. И, в-третьих, документы о человеке, для которого самым главным в жизни было счастье его Печорского народа. Иван Агафонов Суслов — так его звали — относился к той редкой категории людей, которые отдают всего себя служению людям.

Документы из РГИА [1] очень интересны по содержанию. Это письма Суслова Ивана Агафонова на имя Его Императорского Величества Николая II; оживлённая переписка министров финансов, путей сообщения, земледелия и государственных имуществ и Архангельского губернатора князя Голицына по поводу проекта Суслова.

В 1901 году на Низовой Печоре побывал знаменитый этнограф Н.Е. Ончу-ков. В своих статьях он описывал состояние Печорского края [2]. Интересны его заметки об Усть-Цильме. «С каждым годом развивается промышленно Низовая Печора. По Печоре ходят теперь пароходы; в Усть-Цильме теперь телеграф и почта, проведён тракт на Архангельск, а летом совершают свои рейсы и морские пароходы. Три года уже, как на Печоре работают шведы, вырубая лес для отправки за границу; около устья Печоры они построили лесопильный завод в то лето, когда я был на Печоре, а на реке Ухте, притоке Ижмы, говорят, шли подготовительные работы для добычи давно известной там нефти».

В 1904 г. Ончуков [3] писал: «Население, проживающее в бассейнах реки Печоры и её притоках, было изолировано от России. Из Архангельска до центра Печоры, Усть-Цильмы ведёт тракт длиной в 800 вёрст, главным образом берегами рек, сначала Северной Двины и Пинеги, а затем Мезени. Два раза на этом пути встречаются «тайболы» (первая между реками Пинегой и Мезенью, величиною в 100 вёрст; а вторая — между Мезенью и Печорой 250 вёрст), где нет ни одного селения, кроме земских станций, а обитателей, кроме ямщиков. Два раза в год, во время распутья, Печорский край на месяц-полтора отрезается от России совершенно, даже почта не ходит. Летом, кроме тележного пути, есть ещё морской: от Архангельска до села Куи, с 20 июня до сентября делают 3-4 рейса морские пароходы».

Усть-Цильма предстаёт развитой в промышленном отношении частью России. Местным предпринимателям пришлось приложить немало сил и средств, чтобы достичь такого уровня развития.

Вопрос о включении Печорского края в систему хозяйственной деятельности России поднимался с 1880 года после посещения его архангельским губернатором князем Голицыным.

Исторический материал касается проекта постройки переносной железной дороги, которая соединила бы реки Каму и Печору, и создания Печорского речного пароходства для развития хозяйственной жизни края. Всего 32 версты переносного железнодорожного полотна оживили бы хозяйственную жизнь огромного и богатого края.

Целью данной работы является изучение уникальных документов.

Задачи, которые были поставлены перед изучением:

1. Изучить хозяйственное состояние края.

2. Осветить деятельность Ивана Агафонова Суслова.

3. Ответить на вопрос «Почему благими намерениями выстлана дорога в ад» или «Кто виноват?».

Иван Агафонов Суслов принадлежал к крестьянской семье, которая два века занималась «ведением честной и добросовестной торговопромышленности в Печорском крае» [1]. Вместе с двумя братьями он продолжил дело своих предков.

В письме к Императору Суслов описывает хозяйственное состояние края. Печорский край полон естественными богатствами, но «населён полуголодным народом, закабалённым и бессовестно терзаемым горстью чердынских торго-вопромышленников [1], в руках которых находится вся торговля Печорского края и Пермской губернии».

Не лучшим было положение крестьян Вологодской губернии, примыкавшей к этой территории. «...По р. Вычегде крестьяне вынуждены ходить за сотни вёрст в Пермскую губернию на заводы, для рубки дров не более два месяца в году; разных заводовладельцев доверенные ежегодно приезжают в их волости, заподряжают; чем уплочивают казённые и земские повинности и часть выдают их семействам. Идущие крестьяне на заводы вынуждены в пути следования почти все кормиться подаянием «Христа ради», проходит у них в пути, вперёд и обратно, более месяца, за это время жалования они не получают; весьма жалкое и горькое их положение» [1].

Хлеб на Печору доставлялся из Архангельска, куда попадал морским путём. Другие товары, столь необходимые на Печоре, доставляются с Камы, Волги и Вятки. Доставка дорогостоящая и цена на товар высокая. Товары на Печору привозят в декабре, а благодаря будущей дороге будут поступать уже осенью «свежими, хорошего качества». До декабря без хлеба многие дожить не могут, голодают. «Жители вынуждены примешивать в большом количестве древесную кору и белый мох и всё-таки быть полуголодными. В то время как они вынуждены ездить по зимнему пути за 140 и 600 вёрст закупать на Якшин-скую пристань один или два куля хлеба, в это время они лишаются заработка, охоты» [1].

В приложении к письму Иван Агафонов указывал выгоду устройства узкоколейной 32-вёрстной железной дороги для соединения рек Камы и Печоры. Но так как дорога пролегает по незаселённой местности, где летом совсем нет проезда, а зимою с трудом едва можно проехать на лошадях, правительству постройка этой дороги обойдётся довольнотаки дорого и первое время правительству придётся ежегодно доплачивать. Тем не менее, эта дорога принесёт населению и правительству большую пользу.

Суслов обязывался перевозить бесплатно почту, сопровождающих её лиц, всех должностных лиц, волостное и сельское начальство, полицейских рассыльных, фельдшеров, оспопрививателей и повивальных бабок, при служебных поездках, и арестантов. Железная дорога стала бы спасением для населения этих отдалённых местностей.

В письмах можно прочитать и о занятиях печорцев — рыбном промысле. «С открытием навигации все печорцы отправляются на низ реки и на взморье для рыбного и на морских зверей промыслов, в селениях остаются одни старики и дети. Промышленники возвращаются в конце июля и сдают добычу чердынским торговцам, а в обмен забирают от них хлеб и иные припасы, бакалейные и разные товары, снова отправляются на рыбные промыслы, в особенности на лов сёмги и вторично возвращаются уже в сентябре, оканчивая свой промысел сдачей чердынским торговцам всего добытого и забирая от них остальные товары».

«Убедившись, что важнейшими причинами бедствий печорцев служат: разобщённость края с остальной Россией, отсутствие в нём удобных путей сообщения, необеспеченность и дороговизна народного продовольствия, я счёл своим долгом придти на помощь моим собратьям устройством пароходного сообщения по р. Печора» [1].

«Единственное спасение для Печорского края — для улучшения его быта, для удешевления и облегчения жизни печорцев, для развития в крае промышленности и торговли, для пользования его естественными богатствами, для привлечения к нему населения предпринимателей и капиталистов — это, я глубоко в том убеждён и объяснил во всеподданнейшем прошении — устройство железного пути по волоку всего на 32 верстах, в соединении с развитием пароходства на Печоре» — писал Суслов в письме Императору 23 февраля 1895 г.

В 1880 году вместе с братьями Иван Суслов расчистил каменистый порог реки Печоры, чтобы свободно могли проходить пароходы. Провёл пробные рейсы на всём её протяжении, а также по рекам Колва, Вишерка и Берёзовка до Усть-Еловской пристани. Доказав тем самым возможность судоходства по всем названным рекам. За что был удостоен Императорским обществом содействия русскому торговому пароходству — «Золотой медалью».

Встреча с архангельским губернатором Голицыным во время посещения Печорского края летом 1887г. и поездка на пароходе Суслова привели к признанию необходимости «для большего удобства разъездов административных лиц и быстрейшей перевозки почты и арестантов, учредить на Печоре срочное почто-во-пассажирское пароходство». Предложение было сделано Ивану Агафонову.

В 1888 году 3 апреля он предстал перед «светлые очи» Его Императорского Величества, который «выслушав благосклонно все мои объяснения о бедствиях и нуждах Печорского края и о способах улучшения быта печорцев изволил выразить словами «Всё это нужно устроить».

После встречи с Императором Александром III Суслов прорубает просеку по волоку в казённой Колвинской даче. Для строительства железной дороги между Якшинской пристанью на реке Печора и рекой Берёзовкою Ивану Агафонову был предоставлен на льготных условиях заказ на казённых заводах рельсов, скреплений и подвижного состава, без залога и процентов на 10 лет.

После встречи с министром путей сообщения 31 мая 1888 года были произведены большие затраты на работы для ускорения постройки железной дороги, такие как: нивелировка волока, устройство станции на его середине, постройка пароходов и судов для подвозки железнодорожных принадлежностей, подвижного состава и рабочих. Для достижения этой цели Суслов, как писал губернатор, вынужден был возить принадлежности пароходов из Чердыни сухопутным путём, чрез Печорский волок, на расстоянии более 400 вёрст, где в то время были едва проходимые дороги, а это обошлось не без крайних жертв для него.

В итоге был создан проект устройства срочного пароходства с подробным расчётом по его содержанию. Пособие было выдано на 10 лет. Договор был подписан в июне 1889 г. и Суслов приступил к постройке парохода. И совершил на нём первый пробный рейс в навигацию в 1890 году. Была нанята команда, и к 1891 году всё было готово для пароходных сообщений.

В это же время «неугомонный» Суслов предпринимает ещё один шаг. Он применяет паровое судно для морских промыслов, что, по его мнению, принесёт Печорскому краю возможность полезного труда и обогащения. Но его постигла неудача. Пароход не был приспособлен для моря. Вмешался Его Величество случай! 1891 год был «роковым». Пароход был повреждён и шкипер сделал заём для ремонта парохода в городе Вардэ, в Норвегии. Заём оплатить не удалось, и пароход был продан за бесценок с аукциона. Не имея больше собственных денежных средств для пароходного сообщения, Суслов вновь просит у правительства ссуды для постройки паровой шхуны. Правительство выдаёт ему 50000 рублей на 12 лет. Для обеспечения этой ссуды, в качестве гаранта, Суслов закладывает почти всё своё имущество, построенные два парохода и будущую шхуну. Губернатор Голицын сообщил в Министерство финансов о первом плавании шхуны и объяснил, что «дело пойдёт и даст хорошие результаты».

Но Министерство финансов задержало обещанное правительственное пособие. В довершении ко всему был продан с публичных торгов печорский пароход, а другой назначен в продажу и поставлен в затоне. Не получив ссуду, Суслов оказался не платёжеспособным. Потеря капитала Ивана Агафонова с братьями составила 200000 рублей. И в 1895 году он отправляется в Санкт-Петербург. Просит помощи у «власть имущих» для осуществления задуманного. «Соизвольте, Всемилостивейший государь, доверить трудолюбивому и многострадальному крестьянину это дело и я могу поклясться пред Богом и Вами, государь, что вполне оправдаю Ваше Царское доверие». Но царём он принят больше не был.

Министерства ведут активную деловую переписку, заступаются за предпринимателя, объясняя, что он печётся только о благе для печорцев и обогащении казны. Но резолюция С.Ю. Витте была неумолима.

Самое интересное в этой истории вот что. Суслов выработал при подписании договора в 1889 году условия работы пароходства: проект расписания и таксы почтово-пассажирского пароходства. Но архангельский губернатор в 1890 году рекомендовал чердынских купцов Норицына, Черных и Шипунова как предпринимателей по почтово-пассажирскому пароходству. И представил Сусловские условия под именем Норицына «в том же виде без малейшей в чём-либо перемены».

Проведение рельсового пути по волоку и установление правил буксирного и почтово-пассажирского пароходства по рекам, несомненно, будет привлекательно для вложения инвестиций. Начнётся эксплуатация нетронутых богатств: минералы и руды, нетронутые девственные сосновые и хорошие лиственничные леса, которые найдут сбыт на заграничные рынки и дадут хорошие казне выгоды, миллионы рублей, как по волоку, так и по всей Печоре и притокам; народу будут круглые года хорошие заработки — трём губерниям, прилегающим к р. Печоре: Пермской, Вологодской и Архангельской; затем, этот обильный край Печорский будет, несомненно, заселяться и по волоку, где устроится рельсовый путь.

Почему Суслову Ивану Агафонову не повезло? «Кто же был причиной несостоявшегося дела: я ли, или министерство финансов?» — задавался вопросом печорский предприниматель [1].

Причины неудачи Министерство финансов видит в следующем: «Суслов, затеяв несколько крупных дел, разбросанных на огромном пространстве, не мог уже сам поспеть за всем. С этого и начались его неудачи. Между тем имущественное положение его было не таково, чтобы он мог справиться с первыми невзгодами и поставить засим дело на прочных основаниях, т.к. наличных капиталов у него не было».

Тем не менее, радетеля за Печорский край в беде не бросили. 22 июня 1895 г. пароход «Порядок» был освобожден от «обеспечения по выданной ему из казны ссуде в 50000 руб. и долг по сей ссуде с недоимками сложить со счетов, вместе с суммами, израсходованными казною за страхование пароходов Суслова». Таким образом, министерство финансов сняло недоимки с Суслова, но решило «ходатайство Суслова (о новой ссуде) оставить без последствий».

«Взамен же нынче испрашиваемой мною справедливости мне оказали унизительную милость, о которой я не просил и в которой бы вовсе не нуждался, лишь бы допустили меня до дела, до моего дела. Почтово-пассажирское пароходство у меня отнято и отдано посторонним лицам, которые появились со своими пароходами на р. Печоре по моим следам. Никакие грунтовые дороги не могут служить ускорению и удешевлению цен для пользы Печорского населения. На устройство таких путей потребуются значительные средства и траты на ежегодные ремонты».

Из отзывов бывших архангельского и пермского губернаторов усматривается, что Суслов в своих начинаниях руководился не столько интересами личной наживы, сколько стремлениями оказать посильную помощь нуждающемуся населению Печорского края. По свидетельству пермского губернатора, Суслов первый из жителей Чердынского края устроил пароходство по Печоре не для извлечения личных выгод, а с целью облегчить сообщение с краем и дать жителям его возможность сбывать продукты местной промышленности и получать необходимые предметы по более низким ценам [1].

Такие благородные начинания и предприятия не дают быстрой и большой отдачи, лёгкой прибыли. Они, наоборот, требуют самопожертвования и ущемления своих собственных интересов инициаторов. И в такой ситуации со стороны государства ради благополучия своих граждан требовались гораздо большие инвестиции. Но государство инвестиции прекратило.

Такая ситуация произошла 130-115 лет назад. Повторяется она и сегодня.

Литература

1. РГИА. По всеподданнейшему прошению крестьянина Чердынского уезда Пермской губернии Ивана Суслова о предоставлении ему содержания пароходных рейсов по р. Печоре с пособием от казны (1895-1896 гг.) Ф.229. Оп.3. Д.543. 2. Ончуков Н.Е. Северные сказки. СПб.., 1908. С. XXI-XLVIII. 3. Ончуков Н.Е. Печорские былины. СПб., 1904. С. I-XXXV.

 

Статистика

Вверх

© Ветеринария 2021