Развитие отечной болезни в ассоциации с классической чумой на свинокомплексах

Коломыцев А.А., Стрижаков А.А., Лукьянов С.Б.

Всероссийский НИИ ветеринарной вирусологии и микробиологии

Еще на заре изучения классической чумы свиней (КЧС), было установлено, что длительной персистенцией в организме инфицированных свиней обладают возбудители КЧС, пастереллеза и сальмонеллеза. Манифестация носительства возбудителей обычно происходит при ослаблении здоровья носителей или под воздействием одного из названных агентов. Потому зачастую складываются ситуации, когда течение чумы свиней осложняется развитием пастереллеза и сальмонеллеза, тем самым скрывая истинную причину болезни. Из-за чего, для повышения эффективности эпизоотологической, клинической, патологоанатомической и лабораторной диагностики чумы и установления истиной причины повышенного отхода, всегда необходимо учитывать возможное развитие смешанных инфекций, сопровождающих вспышки КЧС.

Как показали наши наблюдения, в ассоциации с КЧС, может развиваться отечная болезнь поросят (ОБП), поражающая те же возрастные группы. При этом, если КЧС обусловлена вирусом, то ОБП, как общепризнанно, вызывается разновидностью условно патогенной кишечной палочки, приобретающей гемолитические свойства.

Целью данного исследования является изучение особенностей развития отечной болезни свиней в моноварианте и в сочетании с вирусом классической чумы на свинокомплексах России в период 1987-2002 гг.

В процессе проведения эпизоотологического мониторинга за болезнями свиней на территории России, нами установлено широкое распространение отечной болезни. Болезнь встречается в более чем 25 субъектах России, в разных географических зонах страны, в хозяйствах различного типа собственности и размера. По данным обследований хозяйств, сложилось мнение, что ОБП наиболее часто встречается в личных подворьях граждан, где одной из решающих причин провокации инфекции являются нарушение условий содержания и кормления животных.

Смешанное течение отечной болезни и чумы свиней.

По результатам собственных обследований установлено, что ОБП также встречается на крупных свиноводческих хозяйствах промышленного типа производственной мощностью от 6 до 216 тысяч свиней в год. Эти данные получены в период осуществления практических мероприятий по ликвидации последствий возникновения КЧС или получены при проведении эпизоотологического опроса.

В историческом плане первые сообщения об обнаружении ОБП на свинокомплексах СССР, были сделаны украинскими исследователями Ступак К.М. и Евтушенко А.В. и опубликованы в 1982 и 1985 гг. Позднее сведения о выявлении ОБП в России можно отнести к 1987 г., когда заболевание было установлено при обследовании крупнейшего свинокомплекса «Чистогорский» производственной мощностью на 216 тыс. свиней. Там была в первые установлена эпизоотия КЧС на предприятиях подобного типа.

В частности на свинокомплексе «Чистогорский» были одновременно установлены КЧС и ОБП, хотя последняя, по данным эпизоотологического опроса, возникла несколько ранее. Обе инфекции подтверждены лабораторными исследованиями. Количество животных, заболевавших ОБП, было весьма значительным и болезнь в хозяйстве сохранялась весьма долго. Хозяйство приобрело статус очага, стационарно неблагополучного по этой болезни.

Сохранение ОБП на комплексе подтверждалось регулярным лабораторным выявлением -гемолитической кишечной палочки (БГКП). Культуру БГКП выделяли в 30,9 % случаев среди исследуемых трупов поросят, в т.ч. павших от классической чумы. Спустя 3 года после установления чумы и ОБП, судя по результатам лабораторных исследований, выявление свиней, погибших от ОБП, начало резко снижаться и составило около 1,1-2,1 % от всех обследованных трупов. Следует отметить, что среди павших поросят патологоанатомически и лабораторно устанавливали пастереллез и сальмонеллез.

В 1991 и 2000 гг. подобную ситуацию, в связи с заносом КЧС и возникновением ОБП, мы установили на таких же по размеру свинокомплексах «Губкинский» Белгородской области и «Пермский» Пермской области, в период проведения там мероприятий по ликвидации последствий эпизоотии КЧС. Падеж поросят от заболевания свиней чумой, отечной болезнью, и данные отхода в определенной степени коррелировали между собой. Отход от ОБП в группах доращивания был достаточно велик и составлял 10,7-18,7%. Далее по мере снижения заболевших КЧС происходило уменьшение (до 0,12%) размера отхода от ОБП.

ОБП на свинокомплексах с производственной мощностью в 108 тысяч свиней в год обнаружена в 1991, 1994 и 1995 гг. в Красноярском и Краснодарском краях и в Московской области, при анализе эпизоотической ситуации в процессе организации мероприятий против КЧС. Падеж среди группы поросят доращивания от ОБП был в пределах 2,7- 30,7% от всех павших поросят. В 1990 г. установлена ОБП одновременно с возникшей КЧС на свинокомплексе «Волынский» Кемеровской области Казахстана. При этом весьма характерным было то, что на вскрытии у одних и тех же трупов поросят часто обнаруживали типичные признаки КЧС и ОБП.

Сведения о регистрации ОБП на свинокомплексах «Шелонский» и «Рощинский» мощностью на 54 тысячи свиней, ставших также неблагополучными по КЧС, относятся к 1991 и 1997 гг. Данные об обнаружении ОБП на свинокомплексе мощностью на 12 тысяч голов установлены в Смоленской области, относятся к 1996 г., а в хозяйстве на 6 тысяч свиней «Госплемзавод Ачинский» Красноярского края - относятся к 1995 г. В 50% случаев (в 7-и из 15 свинокомплексов) появлению вспышек ОБП предшествует возникновение там КЧС. Смешанное возникновение обеих инфекций могло развиваться и по другому сценарию. В 2 из 15 свинокомплексов ОБП стали регистрировать лишь после установления КЧС.

Как и при развитии КЧС много лет назад в ряде крупных репродукторных и откормочных хозяйствах Московской области отмечали развитие смешанных инфекций в сочетании КЧС и сальмонеллеза. До лабораторной постановки диагноза случаи массового падежа животных зачастую относили на счет сальмонеллеза. Такой подход приводил к дезинформации при постановке диагноза на КЧС и естественно к не контролируемому переносу чумы во многие хозяйства Московской и Владимирской областей (1992 г.).

Отмечен и другой феномен смешанного течения КЧС с бактериальными инфекциями. При анализе эпизоотической ситуации на свинокомплексе «Жуково» имело место проявления КЧС в ассоциации уже с двумя бактериальными инфекциями. Поочередно, с интервалом в 4-5 месяцев, устанавливали ОБП, потом КЧС и затем пастереллез.

Смешанное развитие вакцинно-инфекционного процесса чумы и отечной болезни свиней.

Длительный эпизоотологический мониторинг позволил установить причино-следственную связь между вакцинацией против КЧС и возникновением ОБП. Оказалось, что развитие отечной болезни может протекать как осложнение после воздействия на организм поросят группы доращивания не только вирулентного, но и аттенуированного вируса КЧС. Эти осложнения могут начинаться после вакцинации животных против КЧС. Такие события могли происходить после введения разных штаммов вакцинного вируса КЧС.

Развитие смешанного поствакцинального процесса КЧС и инфекционного процесса ОБП первоначально мы заметили в частном секторе среди свиней разного возраста, но чаще среди поросят. С подобными явлениями мы впервые столкнулись в населенных пунктах двух районов Брянской области. Особенностью развития ОБП оказалось то, что болезнь возникала в личных дворах населения на фоне повышенного белкового кормления поросят. Вспышка ОБП носила массовый характер, возникала одномоментно и быстро, длилась практически в течение недели после прививки поросят вирус вакциной. Исход смешанного вакцинно-инфекционного процесса заканчивался часто летальным исходом от ОБП.

Оказалось также, что поствакцинальные осложнения имеют место и на свинокомплексах. Случаи возникновения ОБП после иммунизации против КЧС отмечали при использовании вирусвакцины как на свинокомплексах, неблагополучных по КЧС (совхоз им. Фрунзе Республики Башкортостан), так и на свинокомплексах, благополучных по КЧС (колхоз им. Фрунзе Белгородской области). Поствакцинальные изменения, характерные для вакцин против КЧС, проявляются кратковременной температурной реакцию и изменениями гематологического показателя. При этом исход смешанного течения вакцинно-инфекционных процессов, в конце концов заканчивается лидерством ОБП и гибелью от нее части свиней. Это может быть третья или пятая часть животных, находившаяся во дворах.

В колхозе им. Фрунзе Белгородской области на фоне одинакового кормления и, вероятно, идентичного микробного пейзажа, случаи возникновения ОБП и последующей гибели достигали 3 % от привитого поголовья поросят. Заболевание регистрировали на 5 – 10-е сутки после прививки. Необходимо отметить и то, что вспышки ОБП в хозяйстве начали отмечать примерно с 1990 г. В результате общая продолжительность неблагополучия хозяйства по ОБП на день обследования составила 12 лет.

1. Отечная болезнь может протекать в ассоциации с классической чумой свиней и поражать преимущественно поросят отъемного возраста.

2. Развитие поствакцинального процесса классической чумы свиней, сопровождающегося размножением аттенуированного вируса, может провоцировать появление осложнений в виде отечной болезни у первично вакцинированных против чумы животных.

Статистика

Вверх

© Ветеринария 2018