Шумящий, эмфизематозный карбункул (сокращенно - "эмкар") - острое инфекционное, септицемическое, неконтагйозное заболевание, энзоотически поражающее исключительно крупный рогатый скот, главным образом, в пастбищный сезон.

Заболевание проявляется быстро увеличивающимися крепитирующими при надавливании отёками в мускулатуре различных частей тела (отсюда и название «шумящий») и общими явлениями (лихорадка, потеря аппетита и т. д.), свойственными инфекционным болезням.

 

Возбудитель заболевания - анаэробная палочка b. Ghauvoei.

Эмкар встречается во всех частях света - от тропиков до крайнего севера.

Исторический обзор. Шумящий карбункул был известен с древних времён народностям, занимавшимся скотоводством. Киргизы давно уже различали это заболевание от сибирской язвы и назвали его «каразан» (чёрная кожа).

Первые точные описания эмкара даны в 1872 г.; инфекционный характер заболевания был установлен Боллингером (1875 г.), а всестороннее изучение эпизоотологии, этиологии, клиники и патологической анатомии осуществлено Арлюэн и другими в 1884 г. Позднейшие исследователи (Муромцев, Лекленш и др.) внесли новое, главным образом, в области культивирования, биологии возбудителя и биологической профилактики.

Этиология. До недавнего времени вопрос об этиологии эмкара не вызывал разных мнений; единственным и исключительным возбудителем его признавался b. Chauvoei. С усовершенствованием техники культивирования анаэробов, особенно с разработкой методов пластинчатых культур, бакте-риологическому исследованию эмкара стали уделять большое внимание во всех странах мира. Стали появляться сообщения о случаях, в которых, кроме b. Ghauvoei, находили и другие микробы газового отёка (vibr. septique, b. oedematiens, b. perfringens); больше того, нередко обнаруживались только эти последние микробы, a b. Ghauvoei, повидимому, отсутствовал. В результате возникли две различные точки зрения об этиологии эмкара: первая - признающая множественную этиологию этой болезни, и вторая - считающая эмкар специфическим заболеванием, вызываемым только b. Ghauvoei.

Соображения в пользу второй точки зрения сводятся к следующему; 1) во многих случаях, когда не был обнаружен b. Chauvoei, а имелись только другие представители газового отёка, тщательный разбор показал неправильность диагноза; 2) очень трудно исключить посмертную инфекцию другими анаэробами - постоянными обитателями кишечника животных; 3) далеко не легко во всех случаях выделить b. Chauvoei из смеси с vibr. septique, b. perfringens и другими анаэробами, почему в ряде случаев, где были найдены только посторонние микробы, могли содержаться и b. Chau-voei, 4) крайняя нечувствительность крупного рогатого скота к экспериментальному заражению септическим вибрионом; 5) наконец, в качестве самого решающего аргумента против множественной этиологии эмкара можно привести факт тех блестящих результатов, которые дают в течение многих десятилетий во всех странах мира прививки препаратами, изготовленными исключительно из чистых культур b. Ghauvoei.

Приведённые факты и обоснования позволяют утверждать, что этиологическая роль при этом заболевании принадлежит только b. Chauvoei.

Самостоятельность b. Ghauvoei. Наличие многих общих признаков у этого микроба с vibr. septique, сходство клинической и патолого-анатомической картин заболеваний, вызываемых этими возбудителями инфекций, привели к тому, что некоторые исследователи рассматривали их как два различных штамма одного и того же вида.

Эти авторы выводили свои заключения, основываясь, главным образом, на реакциях иммунитета. Однако с несомненностью установлено, что многие из этих исследователей работали либо с нечистыми, либо с неправильно идентифицированными культурами.

В настоящее время следует считать эти два микроба морфологически, культурально, серологически и по иммуногенным свойствам вполне самостоятельными типами. Между этими двумя микробами можно лишь предполагать существование промежуточных форм.

Морфология. Капсул b. Chauvoei не образует; в молодых культурах и экссудатах он подвижен.

В мазках из организма животного (экссудат, поражённые мышцы, печень, селезёнка) b. Ghauvoei имеет вид толстых, прямых палочек с закруглёнными концами, в среднем 0,5 м ширины и 2 - 6 м длины.

В мускулатуре, сохраняемой 2 - 3 дня, встречаются веретенообразные или бесформенные клетки, бледно, едва заметно окрашенные (клеточные тени), а наряду с ними - споры, свободные или расположенные к концу палочки, а иногда и в середине.

Окрашивание. В. Chauvoei окрашивается всеми анилиновыми красками. В животном организме и молодых культурах он грамположителен, в старых культурах становится грамотрицательным; нередко и в молодых культурах можно встретить отдельные экземпляры, окрашенные положительно в одной части палочки и отрицательно в другой. При окраске подом b. Ghauvoei в некоторых формах даёт реакцию на гранулёзу. В протоплазме палочек иногда обнаруживается зернистость.

Культивирование. Жидкие среды. В бульоне с кусочками печени или мяса b. Chauvoei даёт уже через 12 - 24 часа пышный рост с газообразованием, различно выраженным у разных штаммов, и лёгкое помутнение среды. На вторые - третьи СУТКИ среда в верхней части светлеет, а на дне образуется рыхлый беловатый осадок.

В печёночном бульоне спорообразование у отдельных штаммов выражено различно: у одних через 48 - 72 часа наблюдаются только единичные палочки со спорами, у других - через 24 часа уже много зрелых свободных спор. Из вегетативных форм, наряду с обычными ровно окрашенными, изолированными или расположенными попарно палочками, встречаются, иногда в преобладающем количестве, экземпляры, красящиеся по полюсам или зернисто, и разновидности - удлинённые, неравномерной толщины в разных частях, шаровидные, изогнутые, в форме огурца, груши и т. д., неравномерно окрашенные. Иногда палочки располагаются параллельно.

С возрастом в культуре появляются бледноокрашенные шаровидные коккоподобные образования, тени клеток, среди которых видны свободные отдельные споры. Культуры издают запах прогорклого масла; гнилостный запах или почернение среды указывают на загрязнение. В свежих 18 - 24-часовых культурах запах выражен слабо.

В мозговой среде наблюдается пышный рост, почернения среды нет (важное отличие от протеолитических микробов, но не от vibr. septique). Через несколько дней в глубоком слое среды отмечеется нежное покраснение.

В молоке через 3 - 6 дней роста и даже через 14 дней может наступить свёртывание без переваривания сгустка. Часто в молоке рост совсем отсутствует; поэтому на свежее молоко, богатое белком и жиром, следует засевать большое количество свежей бульонной культуры (0,5 - 1 мл).

На твёрдых средах оптимум роста происходит при 5 - 10 мм давления. На кровяном агаре через 24 - 48 часов появляются колонии круглые, в виде перламутровой пуговицы или в форме виноградного листа, плоские; в центре среда приподнята. Колонии принимают нежный синевато-фиолетовый оттенок и имеют незначительный круговой гемолиз.

Мясопептонная желатина - неблагоприятная среда для b. Chauvoei. Засев следует производить большим количеством свежей культуры. Через 3 - 7 дней роста желатина разжижается.

Протеолитические свойства выражены слабо: леффлеровская сыворотка не разжижается, индола и сероводорода не образуется.

Сахаролитические реакции. По данным большинства исследователей, b. Chauvoei разлагает с образованием кислоты и газа следующие углеводы: глюкозу, мальтозу, лактозу, галактозу и левулёзу и, в отличие от vibr. septique, ферментирует сахарозу и не разлагает салицина (испытание ферментации углеводов мы рекомендуем проводить на полужидком 0,15 - 0,25% мясопептонном агаре),

Токсинообразование. Получение токсических фильтратов b. Chauvoei представляет большие трудности; токсичность их к тому же значительно слабее, чем у остальных патогенных микробов. Так, на мартеновском бульоне получается токсин, убивающий морских свинок только в дозе '5 - 10 мл при внутрибрюшинном введении, а на бульоне с добавлением стерильного кусочка мышцы морской свинки - токсин, убивающий морских свинок в дозе 1 - 3 мл.

Аггрессины. Исследования ряда авторов не оставляют сомнения в наличии аггрессинов b. Chauvoei. Различают естественные аггрессины - фильтрат сока поражённых мышц, и искусственные аггрессины - фильтрат культуры. Те и другие не ядовиты в очень больших дозах: до 20 мл - для морской свинкии до 100 мл - для овец и крупного рогатого скота. Введённые с не летальными дозами вируса, они быстро вызывают смертельную инфекцию. Иммунизация как естественными, так и искусственными аггрессинами сообщает животным активный иммунитет. Антигенные и аггрессивные свойства этих препаратов строго специфичны.

Серологические реакции. Реакция преципитации, аналогичная по технике реакции Асколи при сибирской язве, оказывалась у многих исследователей специфичной при диагностике эмкара. Однако до стадии практического применения этот ценный по быстроте метод до сих пор не доработан.

Реакция агглютинации. Сыворотка крупного рогатого скота, павшего от эмкара, не содержит агглютининов ввиду быстрого течения заболевания и непригодна для диагностики. Не все авторы признают безусловное значение этой реакции для диагностики и диференциации чистых культур.

Реакция связывания комплемента непригодна ни для диагностики эмкара, ни для идентификации культур.

Устойчивость спор. Высушенный материал со спорами, защищённый от света и воздуха, сохраняет при комнатной температуре жизнеспособность и вирулентность свыше 10 лет. Желудочный сок не влияет на вирулентность спор. Из химических дезинфекторов сулема убивает споры через 10 минут при разведении 1: 500, формалин (3%) - в 15 минут; карболовая кислота (2%) оказывает на них слабое действие. Низкая температура не оказывает никакого влияния на споры. В жидких культурах споры выдер-живают кипячение в течение 2 - 12 минут, высушенные споры - 30 - 40 минут.

Восприимчивость различным видов животных. Из всех животных эмкар поражает в естественных условиях, главным образом, крупный рогатый скот. Значительно реже заболевают овцы, у которых болезнь протекает особенно быстро (6 - 24 часа).

Интересный и до сих пор необъяснимый факт отмечен в Саксонии, где наблюдались настоящие энзоотии эмкара овец, тогда как заболевания крупного рогатого скота в этой области крайне редки. Обратное явление известно очень давно: в местностях, сильно заражённых эмкаром, с массовым падежом крупного рогатого скота, эта болезнь у овец вовсе не встречается или наблюдается только в единичных случаях.

Следует ли обусловить эти факты существованием особой овечьей расы b . Chauvoei, до сих пор ещё окончательно не решено, несмотря на многочисленные исследования. В последние годы в СССР диагносцировали эмкар среди овец.

Штаммы b. Chauvoei, полученные от овец, иммунологически не совсем идентичны со штаммами от крупного рогатого скота (Коваленко).

Вопрос о восприимчивости лошадей к эмкару теперь окончательно решён отрицательно. Напротив, как к искусственной, так и к естественной инфекции (после ранений) vibr. septique лошадь очень чувствительна.

Искусственное опытное заражение свиней культурами b. Chauvoei даёт лишь местный процесс. Искусственно удавалось заражать эмкаром верблюдов. О вспышке эмкара среди оленей (в одном из зоопарков в Германии) имеется лишь одно сообщение.

Собаки и кошки не восприимчивы к эмкару.

Куры, голуби и воробьи, как правило, слабо или совершенно не восприимчивы. Крыс и мышей удаётся заражать. Кролики также нередко заражаются. Для диференциальной диагностики с vibr. septique кролики, вопреки старым указаниям, непригодны.

Морская свинка очень восприимчива к искусственному заражению и служит наиболее пригодным экспериментальным животным.

Случаев эмкара у людей не описано.

Источники инфекции и пути естественного заражения. Ввиду повсеместной распространённости эмкара не удаётся установить 'связи этой почвенной инфекции с какими-либо определёнными климатиче-скими и геологическими условиями. Болезнь одинаково часто встречается в низменных местностях и на высоких горах. Наибольшее количество заболеваний падает, несомненно, на пастбищный сезон. Однако случаи эмкара, обычно спорадические, наблюдаются и в зимнее время, при стойловом содержании.

Данные о влиянии атмосферных условий на возникновение и распространение эмкара противоречивы; всё же большинство исследователей отмечает общее усиление заболеваний в жаркие, засушливые месяцы. Этот факт объясняют поеданием скотом сухой, колючей травы, особенно с корнями, вместе с землёй.

Несомненно, имеет значение и изменение физиологического состояния животных, а также биологических свойств возбудителя под влиянием перемены климатических условий. Эта проблема ещё совершенно не освещена.

В неблагополучных районах практически восприимчивыми считаются животные в возрасте от 3 месяцев до 4 лет, причём наиболее опасны первый и второй выгоны на пастбище. Известны случаи заболевания эмкаром животных моложе указанного возраста (даже в возрасте 3 дней) и старших (10 - 12 лет). Относительную редкость заболеваний молодняка обычно приписывают наследственному иммунитету, а невосприимчивость старых животных - иммунитету, приобретённому в результате лёгкой скрытой естественной инфекции, перенесённой в раннем возрасте.

Относительно влияния породы на восприимчивость установлено, что облагороженные расы (особенно мясной скот) более восприимчивы, чем обычный степной и рабочий скот, который нередко выздоравливает даже при тяжёлой форме заболевания. Упитанный скот, независимо от породы, повидимому, обладает повышенной чувствительностью как к естественному, так и к экспериментальному заражению. Этот факт обусловливают тем, что мышцы хорошо упитанных животных богаче гликогеном и потому более благоприятны для развития b. Chauvoei. Как правило, у заболевших шумящим карбункулом не находят никаких наружных повреждений, которые можно было бы признать местами внедрения микроба. Поражения нередко развиваются только в глубоких мышцах и даже в диафрагме, мышце сердца, совершенно недоступных ранению извне. Эти два факта не дозволяют утверждать, что заражение эмкаром происходит вследствие ранения кожного покрова. Однако сторонники такого мнения указывают, что наружные ранения могут быть очень малы и легко остаться незамеченными. Поражения же глубоких мышц пытаются объяснить тем, что отёк далеко не всегда развивается на месте внедрения микроба. Так, известно, что при искусственном заражении в нижние части конечностей или в хвост инфильтрат развивается в верхних частях ног или в пояснице - местах, богатых мускулатурой. В отдельных спорадических случаях эти объяснения, несомненно, могут быть допущены, но приписывать вспышки энзоотий эмкара только ранениям через наружные кожные покровы очень трудно.

Ряд фактов заставляет искать причину вспышек эмкара в загрязнённых его возбудителями корме и воде, несмотря на то что многочисленные попытки заражения животных инфицированными кормами оказывались безрезультатными. О возможности заражения с кормом и водой говорят бесспорные наблюдения, указывающие на связь заболеваний с поеданием инфицированного корма или с поением на заражённых пастбищах. Факты угасания вспышек эмкара вслед за переменой пастбища и водопоя, известные почти каждому практическому работнику, заставляют признать заражение через пищевари-тельный тракт решающим моментом для большинства случаев эмкара. Факторами, предрасполагающими к заражению через пищеварительный тракт, необходимо считать следующие.

Нарушение целости слизистой оболочки рта, вызванное самыми разнообразными причинами (сухой, колючий корм, прорезывание зубов, патологическое состояние слизистой оболочки и пр.). Этим можно объяснить частое появление инфильтратов под нижней челюстью, на шее и в области плеч, с поражением жевательных мышц, мышц зева и языка.

Для желудка и тонких кишок механические ранения не могут иметь такого значения; там выступают на первый план патологические состояния в результате болезненных процессов: катаров, застоев, глистных инвазий,, поедания ядовитых растений и др.

Заражение облегчается, когда качество пищи или воды (богатых органическими веществами) способствует бурному развитию микробов в кишечнике. Захватываемые частицы земли (кроме механических ранений) повышают инфекционность возбудителя. Наконец, может играть роль микрофлора кишечника - симбиоз с микробами, усиливающими патогенность b. Chauvoei.

Следует упомянуть и о возможности переноса шумящего карбункула, по аналогии с сибирской язвой, жалящими насекомыми.

Патогенез. Как же объяснить возникновение наружных инфильтратов при заражении эмкаром через пищеварительный тракт?

Многие авторы, инъицируя интравенозно вирус эмкара, не могли вызвать образования отёков, так как неповреждённый эндотелий сосудов непроходим для b. Ghauvoei. Во время лихорадочного состояния, после такой прививки, эти авторы в каком-либо месте снаружи травматизировали подкожную клетчатку, и здесь развивался местный процесс вследствие того, что b. Ghauvoei проникал через патологически изменённую стенку сосудов. Путём введения морским свинкам вируса в тонкую кишку удаётся вызвать инфекцию в тех тканях, которые искус- 1 ственно повреждают. Наконец, описаны I и практическим врачам известны случаи, 1 когда у привитых животных развивались 1 инфильтраты на местах ушибов.

Таким образом, появление наружных I отёков связано с нарушением целости 1 стенок сосудов, обусловленным различными причинами.

Клиническая картина и течение. Эмкар обычно протекает бурно, с коротким инкубационным периодом (1 - 5 дней). Общие явления выражаются в угнетении, прекращении жвачки, слабом, ускоренном пульсе; температура тела § достигает 41 - 42° С, хотя она может быть и нормальной.

Одновременно или даже раньше общих симптомов появляются расстройства Движения: хромота, волочение конечностей, окоченелость суставов. Чаще всего на местах с толстой мускулатурой (бедро, круп, поясница, плечо, грудь, шея) образуется один или несколько инфильтратов, резко отграниченных или диффузных, неправильной формы, вначале плотных, горячих, болезненных. Вследствие развития газов отёк даёт при ощупывании крепитацию (треск), а при перкуссии - ясный тимпанический звук. С прекращением циркуляции крови, вследствие сжатия сосудов газами, инфильтрат становится холодным и нечувствительным. Кожа на его поверхности темноокрашенная и даже чёрная. Региональные лимфати-ческие узлы припухают и прощупываются в виде твёрдых образований величиной с яблоко.

При разрезе кожи над отёком из раны вытекает в начале болезни характерная пенистая, тёмно-красная, а затем чёрного цвета жидкость, специфического запаха прогорклого масла.

Смерть обычно наступает через 12 - 48 часов. Редко болезнь затягивается до 3 - 10 дней.

Случаи выздоровления крайне редки.

Процесс может локализоваться в полости рта или зева, и тогда наступает тяжёлое заболевание глотки с крепитирующим инфильтратом ниже уха. Известны случаи поражения мышцы языка. Поражения глубоких слоёв мышц или диафрагмы, а также чисто септические формы без видимых отёков могут быть диагносцированы лишь на вскрытии и с помощью бактериологического исследования.

Патолого-аиатомические изменения. Трупы животных, павших от эмкара, обычно медленно разлагаются; они сильно вздуты вследствие образования газов. У естественных отверстий часто обнаруживается пенистая красноватая жидкость.

Характерен цвет разрезанных поражённых мышц: он бывает грязно-коричневым, до чёрно-коричневого. Мышцы не сочны; если газообразование сильно выражено, мышцы пронизаны пузырьками газа. Поражается любая мускулатура, даже сердца. Процесс может захватить всю массу мышц, например, бедра, или ограничиваться частью одного только мускула; в некоторых случаях нельзя обнаружить в мускулатуре никаких изменений.

Местные лимфатические узлы остро припухают и геморрагически инфильтрируются.

В грудной полости скапливается разное количество тёмнокрасной жидкости. Сердце часто расширено и заполнено сгустками крови; на плевре и перикарде могут быть студенистые, тёмнокрасные наложения. Лёгкие богаты кровью и отёчны.

Серозный покров брюшной полости (брюшина, брыжейка, сальник, капсула почек, жировая ткань) часто окрашен в грязновато-красный цвет. В полости желудка нередко находят тёмнокрасную жидкость, а на эпителии первого желудка и в сычуге - ясные красноватые участки и отёки в мускулатуре. Слизистая тонких кишок иногда воспалена и местами имеет некротические очаги. Толстые кишки, как правило, не изменены.

Изменения органов брюшной полости непостоянны и могут не соответствовать изменениям мускулатуры; они иногда совсем отсутствуют при сильно поражённых мышцах и, наоборот, резко проявляются при незначительных изменениях в мышцах.

В печени часто, особенно в тёплое время года, обнаруживают очаги размером от грецкого ореха до яблока, на разрезе губчатой, пористой структуры. Иногда очаги сливаются, и тогда вся печень становится губчатой вследствие образования газов.

Почки иногда могут быть серовато-коричневого цвета, губчатыми и пористыми из-за наличия множественных мелких очагов, пронизанных газом.

Диагноз. В патолого-анатомической картине эмкара нельзя указать ни одного признака, присущего только этому заболеванию и который не встречался бы при заражениях, вызываемых другими возбудителями газового отёка.

При диференцировании диагноза приходится прежде всего отличать эмкар от сибирской язвы. Наличие при сибирской язве горячих, тестоватых, некрепитирующих отёков, тёмной, несвернувшейся крови с бесспоровыми капсульными неподвижными палочками позволяет в огромном большинстве случаев легко поставить диагноз.

У крупного рогатого скота не исключена возможность одновременного заражения сибирской язвой и эмкаром. Эти случаи, повидимому, крайне редки.

Несравнимо труднее диференцировать эмкар от газовых отёков, вызванных другими патогенными анаэробами. Точный диагноз может быть поставлен лишь на основании всех данных эпизоотологии, клиники, патолого-анатомической картины и бактериологического исследования.

Практически для диагностики эмкара на свежих трупах, учитывая заражённость местности, эпизоотический характер заболеваний, возраст животного и отсутствие наружных ранений, можно руководствоваться следующими основными указаниями.

1. Наличие типичных, резко геморрагических поражений мышц у крупного рогатого скота, павшего в заражённой местности, достаточно для установления эмкара. Надо лишь осторожно подходить к случаям, когда поражены мышцы задней половины туловища после недавнего отёла. Эти поражения, как правило, вызываются другими анаэробами, чаще всего vibr. septique.

Если поражённые мышцы не губчаты, не сухи и не пористы, а блестят, влажны и сосредоточены в отдельных местах, причём во внутренних органах одновременно имеются характерные изменения (очаги в печени и почках, фибринозный налёт на плевре и эпикарде, сгустки в сердце), то смерть, вероятно, произошла от эмкара. Однако в этом случае и опытный врач не всегда поставит верный диагноз.

Если перечисленных изменений нет, то ограниченные, влажные, чёрные или чёрно-красные фокусы в отдельных частях мышц вызваны, вероятно, не b. Chauvoei. В этом случае нельзя поставить диагноз без дальнейших исследований.

Для подтверждения диагноза, в связи с трудностью бактериологического исследования или невозможностью его за отсутствием аппаратуры, обычно прибегают в первую очередь к опытному заражению мелких животных. Для этого заражают под кожу морскую свинку 1 мл растёртого в бульоне порошка мышц. При слабо вирулентном материале к кашице добавляют 1 - 2 капли 20% молочной кислоты. Смерть наступает обычно через 24 - 48 часов, реже - через несколько дней. При вскрытии мускулатура груди и живота морской свинки оказывается характерного чёрно-красного цвета; мышцы относительно сухи и ломки, бедны газом. Как правило, отсутствует воспаление кишечника, наблюдается лишь лёгкая его гиперемия. При заражении морской свинки vibr. septique мышцы обычно светлее, богаче соком и газом; обычно наблюдаются вздутие и воспаление кишечника.

Ещё важнее и постояннее различия, обнаруживаемые при микроскопировании мазков из отёков, особенно с брюшинной поверхности печени. При эмкаре мазки дают одиночные или парные палочки, при vibr. septique - длинные нити и цепочки. В огромном большинстве случаев эти признаки позволяют опытному работнику дать заключение о наличии или отсутствии эмкара.

Кроме этого «простого» опыта, иногда прибегают к так называемому сложному опыту, состоящему в том, что морскую свинку вакцинируют или прививают гипериммунной сывороткой против b. Chauvoei, а затем вводят ей исследуемый материал. Выживание морской свинки говорит о наличии в материале b. Chauvoei.

Широко применявшийся ранее для диференциальной диагностики способ заражения кроликов, более восприимчивых к злокачественному отёку, рекомендовать нельзя, так как известны случаи заражения кроликов чистыми культурами b. Chauvoei.

Самым надёжным методом диагностики в случае смешанной инфекции служит, конечно, бактериологическое исследование, особенно метод пластинчатых культур.

Получение чистых культур. Лучший субстрат для этой цели представляют поражённые мышцы. Чтобы взять из них кусочки, не требуется полного вскрытия животного. Спорообразование в мышцах всегда сильнее выражено, чем в других тканях и органах, а это позволяет получать долго сохраняющийся материал, годный для пересылки и повторных исследований. Его следует брать как можно скорее после смерти животного, не позже 12 - 24 часов в холодное время и 6 - 12 часов летом, с соблюдением самой строгой асептики. Для доставки или пересылки в лабораторию, вырезанные кусочки (весом в 2 - 3 г) лучше всего высушивать. Это делают либо в сухом помещении, принимая меры предосторожности против загрязнения пылью, либо, если возможно, в стерильных чашках Петри, в термостате. Стерильно взятые кусочки можно также тотчас же помещать в стерильное вазелиновое масло или в глицерин (30 - 50%); рекомендуется, кроме того, посыпать их солью, что равным образом препятствует дальнейшему раз-множению посторонних микробов.

Высушенные кусочки помещают на 10 минут в 96% этиловый спирт и быстро обжигают на огне, чтобы убить случайно попавших на их поверхность микробов. Затем кусочек в стерильной фарфоровой ступке растирают в кашицу с несколькими каплями стерильного бульона; 0,5 мл кашицы переносят на чашку с кровяным сахарным агаром, затем распределяют стерильным шпаделем на 3 - 6 чашек. При отсутствии аппаратуры для пластинчатых культур используют пробирки с глубоким сахарным агаром. Через 24 - 36 часов роста в анаэробных условиях характерные колонии высевают в пробирки с печёночным бульоном. Из выросшей на бульоне культуры через 24 часа снова производят засев в чашки. Операцию повторяют до тех пор, пока не получится полная уверенность в чистоте культуры. Контроль роста в аэробных условиях на мясопептонном агаре и сахарном бульоне обязателен при всех пересевах анаэробов, для какой бы цели они ни производились.

В некоторых случаях, когда в материале мало микробов или они ослаблены вследствие неправильной обработки, при засеве в чашки роста не получается. Тогда засевают материал в жидкую среду (печёночный бульон или мозговую кашицу) и оттуда уже переносят в чашки. Для задержки роста посторонних аэробов следует добавить к жидкой среде 0,5% карболовой кислоты, которая не препятствует росту b. Chauvcei. Для отделения от посторонних, неспоровых форм рекомендуется нагревание материала при 80° С в течение 15 минут.

Лечение. Местная терапия даёт благоприятные результаты крайне редко. Можно испытать обкладывание инфильтрата льдом, впрыскивание в непосредственной близости к нему 3 - 5% карболовой кислоты, 0,1% формалина, раствора марганцевокислого калия. При раннем применении можно ожидать успеха от больших доз гипериммунной специфической сыворотки, повторно инъицируемой по 100 мл внутривенно или внутримышечно.

В СССР гипериммунная сыворотка против эмкара была впервые получена Муромцевым в 1931 г. от овец. Эта сыворотка, введённая морским свинкам подкожно в дозе 0,5 мл, предохраняла их через 24 - 48 часов от последующего заражения минимальной смертельной дозой вируса.

В настоящее время сыворотка готовится в производственных масштабах и допущена для практического применения.

Предохранительные прививки. Живые и ослабленные культуры. Предложенное некоторыми исследователями в 1880 г. прививное вещество против эмкара представляло порошок из поражённых мышц, эмульгированный в воде и ослабленный нагреванием. В различных модификациях этот метод применялся всюду в течение 50 лет, несмотря на то, что в некоторых случаях отход после прививок был столь велик, что дискредитировал даже самый метод их.

В настоящее время живые и ослабленные вакцины почти всюду оставлены и представляют лишь исторический интерес.

Аггрессины и фильтраты. Иммунизирующие свойства отёчной жидкости и фильтратов культур b. Chauvoei были установлены ещё в 1888 г. на морских свинках. Однако прошло более 25 лет, пока эти препараты (фильтраты) не были введены в широкую профилактическую практику в Швейцарии, Венгрии, Швеции, Норвегии и других странах.

Случаев прививного карбункула не было отмечено ни разу. Отход от естественного эмкара после прививок равнялся в Америке 1 : 10 000, а в Швейцарии - 1:1 000. Никакой разницы в иммунизирующих свойствах аггрессинов и фильтратов не было отмечено ни при практических, ни при экспериментальных прививках.

Формолвакцины. В 1924 г. Лекленш и Балле предложили (исходя из того, что фильтрование через свечи ослабляет иммунизирующие свойства токсинов, а фильтрование больших количеств представляет известные трудности) заменить фильтрацию культур b.. Chauvoei центрифугированием в суперцентрифуге (с количеством оборотов свыше 40 000 в минуту). Однако препарат, полученный таким образом, оказался не абсолютно свободным от живых микробов. Это побудило их добавить к препарату,, полученному центрифугированием, формалин в количестве 0,2 - 0,4%, В результате им удалось обеспечить безопасность вакцины и предохранить её от последующего загрязнения при хранении и различных манипуляциях.

В дальнейшем Лекленш и Балле отказались от центрифугирования п начали добавлять формалин прямо к цельным, молодым (20-часовым) культурам. Такими формолкультурами они привили в 1928 г. крупный рогатый скот в сильно заражённой местности, где отход у непривитых достигал 8%; среди 2 681 привитых не было ни одного случая падежа от эмкара.
Результаты указанных авторов в скором времени были подтверждены как при экспериментальных проверках, так и при практических прививках.

На международном ветеринарном конгрессе в Лондоне формолвакцина получила следующую оценку: «Введение формолвакциц является новым шагом вперёд в иммунизации против эмкара. Их иммунизирующие свойства в общем оказались выше, чем у аггрее-спнов, как это доказано многими исследователями, работавшими независимо друг от Друга».

В СССР работа по изучению формолвакцин была начата Муромцевым в 1929 г. Изготовленный им препарат с 0,5% формалином был проверен на безопасность и на сообщаемый иммунитет. Испытания показали высокую иммунизирующую силу полученных формалинизированных культур при пх полной безопасности (в количестве до 30 мл под кожу).

Таким образом, в Советском Союзе был впервые введён в общегосударственном масштабе совершенно новый безопасный и активный биопрепарат против эмфизематозного карбункула крупного рогатого скота - формолвакцина «эмкар».

Формолвакцины для практических прививок изготовляются, проверяются и применяются согласно особой инструкции.

В качестве сред для изготовления вакцин употребляют мясопептонный или мартеновский бульон с кусочками мышц или печени. Добавление к бульону агар-агара (0,2%) значительно повышает активность препарата. Срок выращивания - 18 - 48 часов при 37°, в зависимости от интенсивности роста. Удлинение срока выращивания может снизить безопасность вакцин и, кроме того, до сих пор не обосновано с точки зрения возможного улучшения их иммунизирующих свойств.

Формалин добавляют в количестве 0,6 - 0,75%; как показал опыт прививок уже более 10 млн. голов скота, при таком проценте формалина (при условии надлежащего контроля) практически обеспечивается полная безопасность вакцины. Необходимости обязательного применения местных штаммов или смеси штаммов различного происхождения не выявилось. Животные, вакцинированные одним штаммом b. Chauvoei, противостоят искусственному и естественному заражению всеми другими штаммами этого микроба.

При выборе штамма следует уделять большое внимание спорообразованию. Для изготовления вакцины мы считаем необходимым рекомендовать штаммы, медленно образующие споры; только при применении таких штаммов может быть надёжно обеспечена безопасность вакцины.

Для изготовления формолвакцины эмкара пригодна и соевая среда; спорообразование b. Chauvoei на соевой среде происходит значительно медленнее, чем в культурах на печёночном бульоне.

Проверка качества вакцины на стерильность и безопасность производится высевом 5 мл на 100 мл печёночного бульона и прививкой морским свинкам под кожу 5 мл. Привитые морские свинки должны остаться в живых в течение 14 дней. Вакцина признаётся активной в том случае, если доза в 1 мл предохраняет морскую свинку через 14 - 21 день после прививки от смертельной дозы вируса.

По опыту многих исследователей, срок годности формолвакцины при хранении в тёмном, прохладном помещении - самое меньшее 6 - 8 месяцев.

Формолвакцина «эмкар» нашла уже с первого года введения самое широкое применение. Однократная прививка сообщает иммунитет длительностью не менее 9 месяцев, по французским авторам - до 1 года. По имеющимся материалам, отход среди животных, привитых формолвакциной, составляет 0,03 - 0,14%.

Эти цифры отхода были бы значительно меньше, а эмкар как эпизоотия мог бы быть совершенно ликвидирован, если бы на местах соблюдалось основное правило предохранительных прививок: полностью закончить их до начала неблагополучного сезона по эмкару. Невыполнение плана предохранительных прививок и, главное, их запаздывание приводят к тому, что прививки часто проводятся вынужденно уже в момент вспышки эмкара. Отход из-за поздних прививок и неполного охвата ими поголовья всё ещё причиняет серьёзный ущерб животноводству.

Предохранительные прививки проводятся весной. В хозяйствах, где массовые заболевания падают на осенние месяцы, рекомендуется прививать, кроме весны, также в августе или сентябре.

При предохранительной вакцинации следует прививать скот не старше 4 лет. Всё поголовье, независимо от возраста, прививают лишь при вспышках эмкара в ранее благополучных хозяйствах или при вынужденных прививках в сильно заражённых местностях; независимо от возраста прививают также сильно восприимчивый ценный племенной скот.

Вакцинация - однократная; в . особо заражённых местностях показана повторная прививка не ранее чем через 10 дней. Телят, однажды привитых в возрасте до 6 месяцев, прививают вторично по достижении ими этого возраста, так как молодой, быстро растущий, полностью не сформировавшийся организм животного вырабатывает менее стойкий иммунитет. При планировании прививок следует поэтому учитывать дополнительные прививки молодняка.

В южных и юго-восточных районах, где неблагополучный по эмкару сезон значительно длиннее, целесообразно повторно привить скот через 5 - 6 месяцев. Доза вакцины - 2 - 4 мл, по указанию биофабрики.

Вакцины, как правило, не дают видимой местной и общей реакции, поэтому подсосный возраст, стельность в последней стадии, недавний отёл и хронические болезни (например, туберкулёз) не служат противопоказанием к их применению.

В экономическом отношении чрезвычайно важна также возможность одновременной вакцинации крупного рогатого скота формолвакциной против эмкара и вакцинами против сибирской язвы, так как, по сообщениям практических врачей, смешанные заболевания одновременно эмкаром и сибирской язвой могут иметь место. В настоящее время одновременные прививки крупного рогатого скота против шумящего карбункула и сибирской язвы по предложению автора уже рекомендованы в СССР соответствующей инструкцией.

Прививки следует обязательно делать отдельным шприцем для каждой вакцины, со строгим соблюдением правила - на одной стороне шеи прививать вакцину Ценковского (сапонин-вакцину), на другой - формолвакцину.

Пассивная иммунизация. Цель пассивной иммунизации гипериммунной специфической сывороткой - обеспечить быструю защиту животных в заражённом стаде; практически это может иметь особое значение при угрозе заражения ценному племенному скоту. Предохранительная доза сыворотки - 10 - 20 мл при подкожном или внутримышечном введении. Длительность иммунитета - 9 - 10 дней. Пассивный иммунитет может быть закреплён последующей двукратной активной прививкой формолвакцины, но не раньше 14 дней после введения сыворотки.

С лечебной целью сыворотка вводится внутримышечно или внутривенно в дозах 100 - 200 мл; при необходимости допускается повторная инъекция таких же доз. Сыворотка даёт очень высокий процент излечения (Коваленко).

Меры борьбы и профилактика. Обнаружив первые случаи заболевания, следует немедленно начать вакцинацию и перевести, если возможно, животных на другое пастбище; если подозревают заражённость водоёмов (обращают особенное внимание на мелкие заболоченные источники), необходимо прекратить водопой из них. Гурт, в котором обнаружен эмкар, нельзя переводить на пастбище, где пасётся здоровый скот, до срока, установленного карантином.

Следует немедленно отделить заболевших животных от здоровых. Помещение или место, где лежало больное животное, а также все предметы, приходившие в соприкосновение с ним (утварь, корм и др.), должны быть обезврежены. Кровавые операции и вскрытия следует производить со всеми предосторожностями против распространения инфекции. Убой подозрительных в заболевании или больных эмкаром животных воспрещается. Обслуживающий и лечащий персонал должны принимать меры к тому, чтобы не разносить инфекции обувью и одеждой, загрязнёнными выделениями больных.

Особое внимание необходимо уделять быстрой и надлежащей уборке трупов. До уборки следует защитить труп от мух, птиц и хищников. Место, где лежало павшее животное, обезвреживают известью. Трупы разрешается перевозить только в оцинкованных закрытых повозках, предотвращающих рассеивание отделений и выделений; повозку следует каждый раз дезинфицировать. Труп сжигают или зарывают вместе с кожей на скотомогильнике, строго соблюдая существующие правила; снимать кожи с животных, павших от эмкара, воспрещается.

Законодательство некоторых стран это допускает при соблюдении известных правил, поскольку данная инфекция не представляет опасности для людей.

Статистика

Вверх

© Ветеринария 2016