Сап представляет инфекцию однокопытных, протекающую преимущественно хронически, передающуюся человеку и вызывающуюся палочкой сапа (b. mallei). Характерные изменения в виде узелков и язв развиваются на слизистых оболочках, а также в лёгких (главным образом) и в других паренхиматозных органах.

Исторический обзор. Сап лошадей известен с первой половины IV века. В средние и в последующие века на эту инфекцию обращали внимание выдающиеся люди своего времени, изучая пути её распространения и изыскивая способы предохранения от этой болезни лошадей, а также и людей. Ещё в начале XIX века между представителями ветеринарии возник спор о заразительности сапа. Многие смешивали сап с мытом лошадей - заразной болезнью гораздо меньшего значения. Все недоумения и споры были разрешены лишь с открытием в 1882 г. Леффлером и Шютцем возбудителя сапа (b. mallei).

В 1891 г. русские ветеринарные врачи Гельман и Кальнинг, независимо друг от друга, нашли средство упрощённой диагностики сапа - маллеин. Несколько позже были разработаны методы диагностики сапа сывороточными реакциями агглютинации, связывания комплемента.

В годы первой мировой войны (1914 - 1918) были накоплены, кроме огромного статистического материала по проверке методов диагностики, данные об излечимости сапа и путях распространения инфекции.

Три последних десятилетия работ по сапу характеризуются изучением иммунитета при этой болезни, выяснением значения скрытых форм сапа в распространении заразы, разработкой методов определения активного и безопасного сапа и переходом к видоизменённым способам борьбы с сапом.

Распространённость и значение сапа. В то время как в Западной Европе сап имел ещё недавно значительное распространение, начиная с 1934 г. наблюдается постепенное исчезновение этой инфекции.

Какие изменения в распространении сапа за рубежом произошли за последнюю мировую войну, пока неизвестно.

Благодаря энергичным мероприятиям против сапа, предпринятым за последние 23 года, эта инфекция в СССР очень резко снизилась. Среди конского состава Советской Армии сап был полностью ликвидирован задолго до Отечественной войны 1941 - 1945 гг., но в периоды военных действий инфекция временами проникала в конные части Советской Армии и появлялась кое-где на лошадях гражданского населения.

Сап: этиология. Возбудитель сапа представляет короткую, неподвижную, не образующую спор палочку, в среднем 2 - 5 р длины и 0,5 - 0,8 р. ширины.

Существует разновидность b. mallei, обладающая самостоятельным движением, иммунологически тождественная с обычной палочкой сапа. Полагают, что длительное искусственное культивирование ведёт к этому изменению - диссоциации.
В старых, особенно бульонных, культурах возбудитель сапа нередко образует длинные нити, а также причудливые формы, утолщённые по концам или в середине. В мазках из невскрывшихся сапных абсцессов на коже иногда удаётся встретить формы, напоминающие спороносных микробов газовых отёков, или же формы, неравномерно воспринимающие окраску, в которых чередуются более тёмные и светлые зернистые промежутки.

Окрашивание. Палочка сапа красится всеми анилиновыми красками, но недостаточно хорошо их воспринимает, так что окраску лучше производить после протравы или при лёгком подогревании на пламени. По Граму сапная палочка не красится, спор не образует. Одним из лучших считается метод окраски по Леффлеру генциан-виолетом или фуксином на анилиновой воде с одинаковым количеством едкого кали (1:10 000) или 0,5% раствора нашатырного спирта. Составные части смешивают непосредственно перед употреблением во избежание выпадения осадков. Препарат оставляют в указанной смеси на 3 минуты, затем погружают на 1 секунду в 1% раствор уксусной кислоты, к которому добавлено такое количество тропеолина, которое требуется, чтобы сообщить жидкости светложёлтый цвет. Непосред-ственно за этим следует прополаскивание препарата в воде.

Культивирование сапной палочки легко удаётся на обыкновенных средах с добавлением 1 - 5%глицерина при температуре 37°С.Щёлочность или кислотность среды, в которой может расти бацилла сапа, колеблется в довольно широких пределах, причём граница в сторону кислотности гораздо значительнее,чем в сторону щёлочности. При рН =8 бациллы развиваться не могут и гибнут через 6 часов; слабый рост наблюдается при рН= 7,6 в сторону щёлочности и рН - 5,6 в сторону кислотности. Оптимальный рост сапной палочки наблюдается в слабокислой среде.

Свёрнутые сыворотки лошади и овцы представляют благоприятную среду для b.mallei. Специфический рост сапная палочка показывает на глицеринизированной картофельной среде, образуя желтоватый налёт, который сравнивают с мёдом. Оттенки этого медового налёта, по мере роста культуры, могут меняться от янтарно-светложёлтого до буровато-коричневого или слегка красноватого. Рост на агаре не характерен. Отношение отдельных штаммов b.mallei к молоку различно.Через 10 - 12 дней роста в молоке в большинстве случаев наблюдается более или менее выраженное его свёртывание без дальнейшей пепто-низации. На бульоне с глицерином бацилла сапа растёт хорошо, большей частью образуя после нескольких дней нежную плёнку. От этой плёнки по окружности стенки опускаются слизистые, тяжи.

Муть и осадок бульона увеличиваются по мере роста, который идёт в этой среде долгими месяцами.

Вирулентность сапной палочки длительно сохраняется в культурах на мясопептонном агаре, а в обычной стерильной воде - до 185 дней. Отдельные штаммы отличаются по агглю-тинаторным и антигенным свойствам. Сапная палочка принадлежит к денитрифицирующим и десульфурирующим микробам и выделяет H2S и NH3, не образуя индола и креатинина, слабо разжижает желатицу, обладает диастатическим, редуцирующим и катализирующим свойствами.

Устойчивость бациллы сапа против внешних физических факторов очень невелика. Простое высушивание материала, содержащего заразное начало, лишает его вирулентных свойств не более чем в семидневный срок; культуры теряют патогенные свойства под влиянием высушивания несколько медленнее. Гниение, как и смешивание с водой, также ведёт к гибели сапнрй палочки в сроки 14 - 25 дней. Жизнеспособность и вирулентность сапной палочки во влажных помещениях могут сохраняться '20 - 30 дней; она погибает за час под влиянием раствора карболовой или серной кислоты 2:100, под действием 5 - 10% разведённой извести, раствора сулемы 1:10 000, 3% раствора креолина, едкого кали 1: 200, едкого натра и лизола 1:100.

Восприимчивость различных видов животным. К сапу восприимчивы лошади, ослы, лошаки и мулы. Инфекция передаётся также человеку, но восприимчивость к сапу у людей выражена нерезко. Из других видов животных сапом заражаются верблюды. Крупный рогатый скот, овцы, козы, свиньи и собаки в обычных условиях невосприимчивы к сапу; искусственное же опытное заражение их возможно, хотя и не ведёт к смертельной инфекции. Из мелких опытных животных по чувствительности на первом плане стоят кошки, за ними следуют морские свинки; в меньшей степени восприимчивы кролики, полевые мыши и кроты.

В одном передвижном зверинце был установлен сап хищных зверей. Заболели и пали рысь, барс, два барсука, леопард, львипд, молодой лев, уссурийский тигр и дикая степная кошка. От льва и тигра выделены чистые культуры сапа. Заражение произошло вследствие скармливания мяса от сапной лошади. Течение болезни во всех случаях было очень острое. Наиболее длительным оно было у тигра (13 дней); лев пал на 5-й день болезни, а другие звери, заболевшие раньше, погибли в ещё более короткие сроки. Первым харак-терным признаком была хромота на одну из задних конечностей, затем развивались явления септицемии; у льва и тигра были установлены поражения лёгких и носа.

Искусственное опытное заражение лошадей особенно легко удаётся при нанесении инфекционного материала на скарифицированную кожу или при подкожном его введении.

Заражение per os не всегда ведёт к инфекции и требует значительной дозы сапной культуры. 0,00001 мг культуры достаточно для смертельной инфекции жеребят при кожном заражении. При подкожном введении 1/10 000 и даже 1/250 000 нормального платинового ушка сапной культуры инфицирует лошадей.Между тем для заражения через пищеварительный тракт требуется, по меньшей мере, 0,1 мг той же сапной культуры, т. е. доза, в 10 000 раз превышающая таковую для кожной инфекции. Очевидно,что и искусственное заражение через слизистые оболочки должно иметь не меньший эффект, чем подкожное заражение.

Доказана возможность заражения морских свинок нанесением сапной культуры на неповреждённую кожу. В таких случаях, удающихся не всегда, у опытных животных возникает лишь местный процесс, не приводящий к общей инфекции и со временем кончающийся выздоровлением. Подкожное заражение морских свинок сапным материалом вызывает образование абсцесса, вскоре вскрывающегося, после чего остаётся язва и наступает общее заражение.

В диагностических целях эмульсию подозрительного на сап материала (носовое истечение, гнойное содержимое кожных язв или откашливаемая слизисто-гнойная масса) в стерильном физиологическом растворе поваренной соли впрыскивают в брюшную полость морских свинок (самцов); через 2 - 5 дней у них возникает орхит (реакция Штрауса) и общая инфекция организма.

В тех же целях заражают кошек подкожно на затылке. При наличии в испытуемом материале вирулентных сапных микробов, у кошек быстро развивается, иногда уже на 7-й день после заражения, сапная септицемия, приводящая к смерти. При менее вирулентном материале сан прогрессирует у кошек значительно медленнее (абсцесс и язва на месте инъекции, кожные язвы, главным образом, на конечностях, в первую очередь на задних, на лицевой чаЪти головы, чихание, гнойное истечение из носа и другие явления общей инфекции). Замедленное течение болезни приводит к смерти лишь через 14 - 21 день и позже.

Источники инфекции и пути естественного заражения. Более частым путём естественного заражения, повидимому, следует считать проникновение возбудителя через пищеварительный тракт. По крайней мере, такого взгляда держится большинство исследователей. Выше мы отметили, что искусственное опытное заражение через пищеварительный тракт осуществляется значительно труднее, чем заражение через кожу; однако последняя защищена у лошади шерстью, а это препятствует внедрению b. mallei со стороны внешнего покрова. Если заразное начало и попадает на кожу, оно, очевидно не всегда успевает проникнуть через неё из-за нестойкости сапной палочки против высыхания, света.

Полагают, что главными .«воротами инфекции» служат лимфатические пути кольца носоглотки, откуда сапные бациллы проникают в другие участки тела, распространяясь с лимфой или кровью.

Трудно определить фактические размеры естественного заражения через кожу и слизистые оболочки, например, через конъюнктиву; однако и этот путь играет практически серьёзную роль.

Заражение через дыхательные пути представляет, повидимому, редкое явление, так же как внутриутробная передача инфекции от матери плоду. Возможна передача сапа кобылам при случке с больным жеребцом.

Сапные бациллы выделяются из организма больных животных, главным образом, с носовым гнойно-слизистым истечением, реже - с откашливаемыми слизисто-гнойными массами из бронхов и сильно поражённых лёгких, а также с отделениями кожных язв.

Выделения бацилл сапа с каловыми массами не происходит. При вскрытии находят сапные поражения в мезентериальных железах, но их не обнаруживают на слизистой оболочке кишечника. Таким образом, и этот факт говорит против выделения сапных палочек через кишечный канал.

Опыты по заражению кошек мочой от лошадей, больных самыми тяжёлыми формами сапа, оказались безрезультатными; после смерти этих животных моча их также не содержала сапных бацилл.

Испытаниями действия мочи нормальных лошадей на сапную культуру выявлено, что моча, после 4-часового пребывания в ней сапных палочек, убивает последних.

Сап не принадлежит к числу быстро распространяющихся инфекцпй. Непосредственный контакт с больным животным и, следовательно, повторная массивная инфекция приводят к заболеванию сапом.

Инфекция осуществляется не сразу, а надо, по крайней мере, 48 часов совместного стояния выделяющей заразу больной лошади со здоровой, чтобы последняя заболела; если же отделить здоровых от больных раньше указанного срока, то типичного заболевания сапом не наступает, а инфекция может ограничиться временным подъёмом температуры. Конечно, это лишь вывод из определённого количества экспериментальных наблюдений й не составляет непреложного закона.

Разумеется, бамое заражение происходит не только в результате прямого контакта (облизывание язв, чесанье друг друга, откашливание слизцсто-гнойных масс, содержащих b. mallei, фыркание и пр., сопровождающиеся попаданием инфекционного начала на кожу или слизистые оболочки), но и через посредство заражённого фуража, воды, подстилки, откуда воспринимается свежий заразный материал и исходит повторная массивная инфекция.

Примером неконтактного, посредственного заражения может служить инфекция вследствие постоянного использования одного водопойного ведра для сапной и здоровой лошади, находящихся в разных стойлах.

Формы и клиническая картина. Инкубационный период при пскусственном заражении непродолжителен.

В опытах заражения через кожу, а также через пищеварительный тракт первые подъёмы температуры обычно наблюдаются уже на третий день, иногда к концу вторых суток; местная реакция при искусственном подкожном заражении проявлялась ещё скорее.

В некоторых случаях заражения per os малыми дозами температурная реакция наступала позже.

Во всяком случае; говорить о долгосрочной инкубации не приходится; если при хроническом течении латентного сапа практически не улавливают его первых клинических признаков, то это не обусловливается длительностью инкубационного периода. Несомненно, в таких случаях также имеют место ранние температурные подъёмы, но они не выявляются.

Ввиду того что опыты искусственного заражения в кожу, под кожу и через пищеварительный тракт дают в результате общее заражение, т. е. кожный сап быстро осложняется лёгочным,а в особенности поражениями носа, то подразделять сап по локализации на легочный, носовой и кожный нет достаточных оснований; тем не менее такое деление настолько вошло в практику, что с ним нельзя не считаться.

Разделение сапа по течению на острый и хронический важно уже потому, что первый требует немедленного уничтожения больной лошади как источника заразы, а второй, при скрытых формах, часто этой опасности не представляет.

В 1925 - 1926 гг. из всех выделенных в СССР сапных лошадей 87% приходилось на животных с хроническими формами латентного сапа, дающих только реакцию на маллеин и не имеющих клинических признаков инфекции. Остальные же формы острого н хронического обострённого сапа составляли всего лишь около 13%. Это обстоятельство, как будет указано ниже, имеет весьма серьёзное значение в борьбе с сапом.

Сап: симптомы острого сапа следующие: высокая температура тела, гиперемия слизистой оболочки носовой полости, одно- или двустороннее истечение из носа, в большинстве случаев также опухание подчелюстных лимфатических узлов. Несколько позже на слизистой оболочке носа появляются мелкие, с конопляное зерно, желтоватые узелки, часто окружённые красным пояском. Узелки быстро подвергаются некротическому распаду в центре и уступают место язвам более или менее значительных размеров, кругловатой, овальной или более вытянутой в длину формы, величиной от горошины до кедрового ореха и более, разной глубины, с неровными, разрыхлёнными и несколько утолщёнными краями; из язв выделяется слизисто-гнойный секрет с примесью крови.

В зависимости от вирулентности возбудителя и от сопротивляемости организма процесс принимает более или менее интенсивный характер. Носовое истечение может усиливаться, становиться кровянистым и зловонным; если сопротивляемость организма слаба, некротический распад узелков и образование язв могут быстро прогрессировать, повести к значительному диффузному дифтеритическому распаду слизистой оболочки носовой перегородки и стенок носовых раковин и перейти на смежные полости: в гайморову пещеру и лобные пазухи. Иногда наблюдается даже более или менее выраженная перфорация носовой перегородки.

Наоборот, при устойчивости и способности организма к сопротивлению узелковый и язвенный процессы могут иметь лишь ограниченный характер, выражаясь возникновением единичных мелких узелков и поверхностных изъязвлений, которые могут почти бесследно исчезнуть или оставлять незначительные изменения в виде небольших беловатых, слегка утолщённых пятен. В других случаях и более выраженное дифтеритическое воспаление заканчивается заживлением и образованием звездчатых, расходящихся, наподобие лучей, тяжей белой фиброзной ткани. Часто развитие узелков и язв происходит в глубине носовой полости и недоступно наружному исследованию. Иногда явления дифтеритического распада идут параллельно с рубцеванием.

Подчелюстные лимфатические узлы в самом начале их опухания чувствительны и нерезко отграничены; в дальнейшем они становятся плотными, срастаясь с кожей и достигая различной величины - от мелкого ореха до крупного куриного яйца и более. Иногда пакеты желез не сливаются, и прощупывается дольчатость узла. В очень редких случаях в узлах образуются мелкие абсцессы, вскрывающиеся наружу.

Мы наблюдали однажды у лошади процесс, который носил характер кожного сапа головы: мелкие гнойнички сапного происхождения образовались не только в области подчелюстных желез, но и в разных частях головы больного животного. Заболевание тянулось лютленно; одни гнойнички вскрывались и быстро заживали, не оставляя язв, другие возникали вновь, причём общее состояние лошади было удовлетворительным.

При прогрессирующем дифтеритическом распаде ткани носовой перегородки, а также стенок носовых раковин, носовые ходы забиваются истечением и кровянисто-ихорозными массами; дыхание становится сопящим, зловонным; животное приходит в состояние крайнего истощения, кашляет и отфыркивает массу гнойно-ихорозно-кровянистых хлопьев, ложится и с трудом поднимается на ноги, после чего вскоре наступает смерть.

При искусственном кожном и подкожном заражении ничтожными дозами сапной культуры смерть наступает обычно через 1 - 3 месяца. Сравнительно редко наблюдается очень острая сапная септицемия, оканчивающаяся смертью примерно в семидневный срок; в этих случаях из крови павшего животного легко выделить чистую культуру сапа. При затяжных и хронических формах из крови никогда не удаётся получить культуру сапа.

Лёгочный сап большей частью протекает в латентной форме. В редких случаях он сопровождается глухим, слабым кашлем и отхаркиванием сли-зпсто-гнойных или кровянистых хлопьев. Изменения улавливаются перкуссией (притупление звука) и аускультацией (усиленное везикулярное, иногда бронхиальное дыхание или влажные хрипы), что бывает лишь в редких случаях, при наличии пневмонических очагов.

Кожная форма сапа в естественных условиях наблюдается у лошадей не так часто. Задние конечности служат излюбленным местом кожных сапных поражений, что мы можем подтвердить на основании искусственного опытного кожного заражения жеребят.

У 305 сапных лошадей кожные сапные поражения наблюдались только в 40 случаях, из которых 30 приходилось на задние конечности, 5 - на передние конечности,а остальные - на область груди и мошонки.

На месте внедрения инфекции вначале обычно развивается горячая, болезненная припухлость, на которой образуются на 2 - 3-й день мелкие узелки величиной с конопляное зерно. Через кожу просачивается клейкий, серозный, желтоватый секрет, засыхающий в желтоватые корки; затем кожа лопается, п образуются язвы, сначала незначительные по величине, примерно с горошину или семечко подсолнечника, неправильных очертаний. Из язв выделяется серозно-кровянистая, клейкая жидкость с небольшой примесью гноя. Язва довольно быстро углубляется и приобретает котлОБИДНЫЙ или кра-терообразный характер с саловидным дном. По истечении 35 - 42 дней кожные язвы нередко начинают гранулировать, изрытые края сглаживаются, дефект выполняется, суживается и заживает.

По ходу отводящих лимфатических сосудов, которые значительно набухают, часто развиваются абсцессы величиной с лесной орех, образующие ряд возвышений наподобие чёток. Абсцессы вскрываются и дают начало язвам.

В результате кожного-сапа, на задних конечностях нередко появляются сильные утолщения («слоновая нога»), которые в одних случаях рассасываются, а в других подвергаются индурации и приобретают плотный вид, обезображивающий конечность.

С появлением язв на конечностях, а иногда и без них, возникает хромота, слабость ног, особенно резко выступающие при поворотах животного. Язвенный процесс иногда выражен резко; образуются многочисленные язвы; в других случаях он ограничивается 2 - 3 язвами, которые могут исчезнуть, усколь-знув от наблюдения. При неблагоприятном течении кожный процесс обычно осложняется тяжёлым острым носовым сапом, который приводит животное к смерти в течение 1 - 3 месяцев.

Хронический сап лошадей- - наиболее частая форма инфекции, затягивающаяся на месяцы и годы и часто протекающая незаметно.

Существует мнение, что эта форма преобладает в местах наибольшего распространения заразы и связана с устойчивостью, приобретаемой из поколения в поколение. Такое предположение высказано о монгольских лошадях.

При хроническом течении сапа необходимо различать лошадей с неясными клиническими признаками инфекции и животных с латентным сапом, без каких бы то ни было признаков. Последняя группа по своей численности значительно преобладает над первой. К неясным клиническим признакам сапа относятся все перечислении выше признаки острого сапа, когда они недостаточно характерны, чтоб лошадь можно было признать явно сапной.

Клиническое определение явного сапа вообще представляет известные трудности, поскольку улавливаемые при этом признаки свойственны различным по этиологии процессам. Самым характерным в явном сапе считают поражение носовой полости: узелки, язвы, о которых говорилось выше, носовое истечение, опухание подчелюстных желез. Однако последние два признака в отдельности не служат ещё решающим доказательством сапа, так как они могут быть результатом ринитов различного происхождения (мыт, инфлуэнца, гайморит). Поэтому само по себе гнойное носовое истечение, без клинически обнаруживаемых узелков и язв на носовой перегородке и раковинах, признают лишь неясным признаком сапа; точно так же и при-пухание подчелюстных желез в отдельности относится к неясным признакам. Хронический кашель, эмфизема, медленное истощение без ясно видимых причин, периодические температурные подъёмы выше 38,5°, хромоты, не обусловленные травмами, образование утолщений нижних частей задних конечностей до скакательного сустава (elephantiasis malleosa), язвы и абсцессы задних конечностей и других частей тела, опухание запястного и скакательного суставов - все эти явления в отдельности, без комплексной картины явного сапа, могут быть отнесены к неясным признакам сапа, которые дают основание считать лошадь подозрительной по заболеванию сапом.

Сап: патолого-апатомические изменения. Кожный сап характеризуется образованием пустул, узелков и язв, при заживлении которых могут возникнуть рубцы. Об абсцессах по ходу лимфатических сосудов говорилось выше.

При сапе лёгких, который представляет самую частую форму инфекции (99,67%), картина может быть разнообразной. Здесь наблюдается или узелковый сап, или же сапная пневмония.

Узелковая форма наиболее часта, но без гистологической проверки её можно легко принять за узелки паразитарного происхождения. Число сапных узелков в поражённом лёгком может быть весьма различно: от единичных до массового их количества. Различают свежие сапные узелки, величиной от просяного зерна до горошины, стекловидные и просвечивающие, пли же серовато-белого цвета, окружённые красным пояском гиперемии. Узелки в своём центре быстро подвергаются некротическому распаду, инкап-сулируются, а иногда в них отлагаются соли извести, и потому на одном и том же поражённом лёгком можно заметить узелки в разных стадиях: свежие, с красным пояском, желтоватые, творожисто перерождённые, и инкапсулированные с отложением известковых солей.

Узелки того же характера часто встречаются не только в лёгких (и независимо от них), но также в подчелюстных, заглоточных, бронхиальных и медиастинальных железах, которые при этом большей частью более или менее увеличены в объёме.

Существовавшее раньше мнение, что при поражении лёгких всегда реагируют и региональные железы, опровергнуто: как лёгкие, так и бронхиальные и медиастинальные железы могут быть поражены сапом независимо друг от друга.

Что касается сапной пневмонии, то наиболее частая её форма - лобулярно-пневмонические очаги тёмнокрасной гепатизации, Которые позже подвергаются в центре казеозному распаду, а по периферии окружены воспалительной зоной. Иногда происходит гнойное размягчение этих очагов под влиянием сопутствующих микробов нагноения, и тогда формируются абсцессы или каверны.

При хроническом течении застарелого лёгочного сапа иногда наблюдаются сапные разращения, когда лёгочная паренхима превращается в беловатую жиро-фиброзную ткань, наподобие саркомы, и может быть пронизана местами мелкими гнойничками; иногда же бывшая легочная ткань замещена рубцовой тканью с обызвествлёнными очагами.

Сапные узелки встречаются, кроме лёгких, также в селезёнке и печени, реже в почках, а изредка - и в других местах организма, например, в мускулатуре, в семенных железах или (крайне редко) в мозге. Костные сапные поражения нередки в костях носа, а также в рёбрах.

Сап верхних дыхательных путей мы уже описали. Здесь же необходимо ещё упомянуть о не столь редком язвенном поражении гортани, дыхательного горла и разветвлений бронхов. Язвы трахеи нередко излечиваются, оставляя рубцы, сходные с наблюдаемыми в носовой полости.

Диагноз. Кроме клинического и патолого-анатомического диагноза, основывающегося на описанных выше клинических признаках сапа и свойственных инфекции патолого-анатомических изменениях, мы располагаем в настоящее время более надёжными методами бактериологической и, в особенности, биологической диагностики сапа.

Хотя бактериологический метод, заключающийся в выделении чистой культуры b. mallei, и превосходит своей точностью все прочие методы диагностики (там, где получена чистая культура, не может оставаться сомнений в верности диагноза), тем не менее его практическое применение довольно ограничено. Чистую культуру сапа можно выделить заражением животных (кошек и морских свинок) лишь в острых случаях инфекции, когда имеется налицо происходящий от больных животных материал, содержащий сапных бацилл, т. е. при остром носовом и кожном сапе, и реже при тех формах поражения дыхательных путей (гортани, трахеи, бронхов и лёгких), когда откашливаемая слизь может быть собрана и испытана на лабораторных животных. Остальные формы хронического сапа (а мы уже выше указали, что их громадное большинство), к сожалению, бактериологическому исследованию не поддаются.

Нужно подчеркнуть также, что и заражение опытных животных патологическим материалом носового истечения и бронхиальной слизи не всегда приводит к положительным результатам, так как бацилл сапа в этом материале может быть немного, а иногда они в нём вовсе отсутствуют. Кроме того, нестойкая сапная бацилла быстро гибнет при подсыхании собранного материала. Всё это в значительной мере обесценивает этот, казалось бы, самый точный метод распознавания сапа.

Выделение чистой культуры непосредственно из патологического материала на питательные среды удаётся только в исключительных случаях сапной септицемии у лошади или из невскрывшихся абсцессов при кожном сапе. Обычно же приходится предварительно заражать опытных животных, т. е. очищать этим путём сапную палочку от других сопутствующих бактерий из ножового отделения.

Для этой цели пользуются кошкой, как самым чувствительным к сапу животным, впрыскивая ей предварительно разведённый патологический материал в стерильном физиологическом растворе поваренной соли, а за неимением его - в стерильной кипячёной воде, под кожу затылка, чтобы кошка не расцарапывала и не лизала место инъекции.

Ввиду опасности, угрожающей во время манипуляций с кошками самому прививателю, за границей предпочитают прививать морских свинок, как более кротких животных.

У привитых кошек в положительном случае на месте инъекции развивается абсцесс, который вскоре вскрывается, превращаясь в язву; в дальнейшем процесс принимает характер сапной септицемии: наблюдают явления общего упадка сил, отказ от корма, истощение; появляются кожные язвы на голове, конечностях и других участках тела; смерть наступает через 6 - 7 дней или позже, иногда со значительным опозданием, а нередко и раньше, в зависимости от вирулентности прививного материала и количества содержащегося в нем заразного начала. При диагностических прививках обычно не ждут смерти кошки, а убивают её хлороформом или другим способом при наступлении клинических явлений, что обычно уже возможно на 4 - 5-й день после заражения. Засевы на питательные среды делают из крови и паренхиматоз-ных органов, но при раннем убое, для обеспечения надёжного получения культуры сапа, посевы следует производить также с места прививки, хотя здесь вместе с сапными бациллами, конечно, развиваются и другие, сопутствующие микробы.

При прививках морским свинкам рекомендуется брать самцов и производить им инъекции интраперитонеально. В данном случае стремятся вызывать у заражённых самцов сапной орхит, причём набухание, покраснение и выпячивание яичек происходит уже на 2-й (изредка), а чаще на 4 - 5-й день после заражения.При вскрытии (после хлороформирования)у морских свинок между общей влагалищной оболочкой и собственной оболочкой яичка находят мелкие гнойнички, из которых нетрудно выделить b. mallei как в окрашенных мазках, так и в культурах на питательных средах. Часто одновременно с ор хитом подобные же гнойники находят в сальнике и селезёнке.

Сап: диференциальный диагноз. Клинические признаки носовой и кожной формы сапа напоминают симптомы многих заболеваний носовой полости и кожи; однако благодаря таким специфическим методам диагностики, как маллеинизация, реакция связывания комплемента и, наконец, бактериологическое исследование, диференциация сапа от других заболеваний не представляет серьёзных затруднений.

Различные заболевания носовой полости в виде простого ринита, хронического катара полостей, смежных с носовой (лобная пазуха, гайморова пещера), хронического катара воздухоносных мешков, повреждений носовой полости, связанных часто с травмами и рубцами или вызываемых злокачественными опухолями, личинками овода и пр., имеют признаки, свойственные и сапу ( кровотечения из носа, язвы, рубцы, опухание подчелюстных желез и т. д.). Некоторые инфекционные заболевания (мыт, пятнистый тиф, пустулёзный контагиозный стоматит), а также заразные болезни, характеризующиеся, главным образом, поражением кожи, как эпизоотический лимфангоит, пиэмические и флегмонозные процессы, могут вызывать подозрение на сап. Однако и клинический анализ явлений, свойственных указанным видам заболеваний, и обнаружение совершенно иных возбудителей (стрептококки - при мыте, cryptococcus farciminosus - при эпизоотическом лимфангоите), и, наконец, специфическая диагностика сапа посредством биологических и серологических методов исследования дают прочную опору для диференциации сапа от перечисленных заболеваний.

Маллеин. Наиболее простым, надёжным и дешёвым методом диагностики сапа считается маллеинизация. Маллеин открыт в 1891 г. в России Гельманом и Кальнингом независимо друг от друга.

Раньше маллеин добывали из картофельных культур путём экстракции их водным глицерином; в дальнейшем перешли на культивирование сапа в бульоне с глицерином.

После введения под кожу маллеина, по совокупности перечисленных выше явлений различают поло?кительную, сомнительную реакцию и отсутствие её.

В настоящее время приготовляют в большинстве случаев жидкий маллеин реже - сухой препарат в виде порошка, получаемого осаждением абсолютным алкоголем выпаренных до 0,1 первоначального объёма сапных культур на глицериновом бульоне.

Обыкновенный мясопептонный бульон с добавлением 4 - 5% глицерина засевают одним или несколькими штаммами сапа, выдерживают в термостате 4 месяца, затем культуры убивают нагреванием до 100 С в течение 2 часов' и продолжительное время отстаивают в колбах. Дальше следует фильтрование на холоде, разливка по ампулам или флаконам и стерилизация.

Методы практического применения маллеина различаются по способам введения препарата в организм лошади. Подкожная маллеинизация - наиболее старый метод, в настоящее время почти совершенно вытеснена глазной пробой, или так называемой офтальмореакцией.

Во Франции, Англии и Италии с 1914 - 1918 гг. введён в широкую практику метод интрапальпебральной маллеинизации, который, однако, не имеет серьёзных преимуществ перед глазной пробой, более простой и удобной. Были попытки ввести кожный способ ап-ликации маллеина (дермореакцияШню-рера) нанесением на выбритую и скарифицированную кошу, но и этот вариант не получил признания.

Порядок производства подкожной и глазной маллеинизации п оценка реакций, вызываемых мал-леином, разработаны Вышелесским.

Маллеинизации предшествует трехкратное измерение температуры у всех испытуемых лошадей в течение дня и установление средней температурной кривой.

Подкожная маллеинизация. Введение маллеина под кожу вызывает у сапных лошадей реакции термическую, местную и общую органическую.

Термическая реакция выражается следующим ходом температурной кривой: повышение температуры начинается обычно через 6 - 8 часов после введения под кожу маллеина; через 12 - 16 часов температура достигает своей наивысшей точки - не ниже 40 С, держится на этой высоте с небольшими колебаниями б - 8 часов, затем начинает .спадать, давая у многих лошадей через 30 - 36 часов слабый вторичный подъём.

Местная реакция при введении маллеина под кожу в области подгрудка выражается появлением через несколько часов на месте инъекции резко очерченного, горячего, напряжённого и болезненного опухания, увеличивающегося в течение 24 - 30 часов; после указанного срока припухлость начинает медленно спадать, расплываясь и становясь менее болезненной. Припухлость остаётся иногда 2 - 3 дня.

Общая реакция выражается угнетённым состоянием и потерей аппетита; иногда у животных наблюдаются шаткая походка, переминание с ноги на ногу, фибриллярное сокращение мышц, зевота, учащённое дыхание, ускоренный пульс, усиленное отделение кала и мочи, кашель, влажные хрипы, истечение из носа, увеличение подчелюстных желез.

1. Реакция признаётся положительной, когда имеется типичная температурная кривая, с подъёмом до 40°С и выше, при наличии хотя бы незначительной местной реакции, а равно когда налицо резко выраженная местная реакция с типичной температурной кривой, хотя бы повышение температуры не достигало 40°, но было не ниже 39,6°.

2. Реакция признаётся сомнительной, когда имеется типичная температурная кривая с подъёмом температуры выше 39°С, но не достигающей 39,6°, при отсутствии резкой местной реакции, или в случаях, когда температура достигает 40°С и выше, но совершенно отсутствует местная реакция.

3. Подъём температуры до 39°С следует оценивать как отсутствие (специфической) реакции животного на введённый маллеин.

Производство подкожной маллеинизации не допускается у лихорадящих животных, если при предварительном обследовании температуры отмечался хотя бы единичный подъём, достигавший 39°, а также если лошадь ранее, до истечения 2-месячного срока, подвергалась подкожной маллеинизации.

Офтальмомаллеинизация вызывает у сапных лошадей местную реакцию, а иногда и повышение температуры тела выше 38,5°С. Местная реакция при глазной маллеинизации выражается слезотечением, покраснением и набуханием конъюнктивы и появлением серозного или гнойного истечения из внутреннего угла соответствующего глаза.

В зависимости от степени местных явлений и характера их, при глазной маллеинизации различают реакции положительную, сомнительную и отсутствие реакции.

Положительной реакцией признаётся появление через 3 - 6 часов после введения маллеина на конъюнктиву глаза покраснения и набухания её с выделением гнойного истечения из внутреннего угла соответствующего глаза.

Сомнительной считают реакцию, когдачпри явлениях набухания и покраснения конъюнктивы, а также слезотечения имеется слизистое отделение без примеси гноя.

Не считается сп е ц ифической реакцией слезотечение и незначительное покраснение конъюнктивы при отсутствии гноетечения.

При наличии одностороннего конъюнктивита не допускается маллеинизация в больной глаз. При обоюдостороннем конъюнктивите офтальмо-маллеинизация заменяется подкожной пробой.

Лошади в крупных городах очень часто страдают конъюнктивитами; у них рекомендуется применять подкожную маллеинизацию, как необходимый дополнительный метод экспертизы на сап.

Необходимо добавить, что у лошадей со скрытым сапом иногда наблюдается более или менее значительное запоздание глазной реакции: на несколько часов, целые сутки и более; однако процент таких запоздалых реакций в общем невелик и при систематически проводимых маллеиниза-циях не может ускользнуть от наблюдения исследователя, ибо прп повторных испытаниях реакция обычно уже не запаздывает.

На первую глазную маллеинизацию реагирует до 60% лошадей с хроническим сапом. При второй маллеинизации через 6 дней количество положительно реагирующих достигает 95% и при третьей маллеинизации (через 6 дней после второй) - до 98%. Лошади, страдающие активным сапом, реагируют на глазную маллеинизацию более интенсивно, чем лошади с заглохшим и латентным сапом. Непосредственно после глазной маллеинизации у лошадей наступает притупление чувствительности слизистой оболочки глаза к повторному введению маллеина в тот же глаз. Это явление у разных лошадей продолжается различное время, но не более 4 дней, после чего развивается повышение чувствительности (сенсибилиза-ция), достигающее максимума на 6-е сутки.

Свободными от сапа можно считать только таких лошадей, которые не реагируют на 2-ю, а ещё лучше - на 3-ю последовательные офтальмопробы с шестидневными интервалами. Надёжное и быстрое оздоровление поголовья от сапа достигается лишь несколькими повторными исследованиями.

Что касается оценки сравнительного диагностического значения обоих методов, то так называемый классический подкожный метод, с нашей точки зрения, не только не имеет каких-либо преимуществ перед глазной пробой, а наоборот, уступает последней и в смысле лёгкости технического выполнения и количественного охвата животных - носителей латентной инфекции.

В огромном большинстве случаев ни та, ни другая реакция не служит показателем активного сапа. Наоборот, у лошадей, реагирующих только на маллеин и не имеющих клинических признаков сапа, при многочисленных проверках на вскрытиях, обнаруживали большей частью лишь единичные узелки в лёгких, частью инкапсулированные и творожисто перерождённые, частью обызвествлённые, которыми не удаётся заразить опытных животных.

Интрапальпебральную реакцию производят на верхнем или нижнем веке. Маллеин в количестве 2 мл вводят при этом или в толщу кожи, или подкожно. Положительная реакция выражается появлением припухлости на соответствующем веке, которая суживает глазную щель и иногда закрывает глаз гнойно-слизистым отделением со стороны конъюнктивы, как и при глазной реакции, а часто также и повышением температуры тела. Время наступления реакции у различных лошадей неодинаково: иногда её можно наблюдать уже через 6 - 9 часов после инъекции маллеина, в других случаях - лишь через сутки и позже. Реакция держится значительно дольше, чем глазная, но её отрицательными сторонами являются неудобства инъекции у самого глаза, особенно у злых и норовистых лошадей, а также создаваемые ею препятствия для реакции связывания комплемента.

Реакция связывания комплемента (РСК). Кроме биологического метода маллеинизации, или так называемой реакции аллергии, в диагностике сапа сыграли также немаловажную роль методы серо-диагностики, а именно реакция агглютинации, а в особенности РСК. Первая в настоящее время почти оставлена, так как появление агглютининов у сапных лошадей подвержено значительным колебаниям, вследствие чего реакция часто вводит в заблуждение.

Сущность РСК, с точки зрения теории Эрлиха, заключается в определении в испытуемой сыворотке подозрительной по сапу лошади так называемых амбоцепторов (антитело, захватывающее с двух сторон). Для уловления амбо-цепторов, или связывающих комплемент антител, Вассерманом придумана сложная техника, в основу которой легли работы Бордэ и Жангу о гемолизинах.

Амбоцептор вступает в соединение с антигеном, а затем должен связаться и с комплементом. Поэтому в реакцию вводят испытуемую сыворотку (чтобы узнать, имеется ли в ней или отсутствует специфический амбоцептор), антиген (в данном случае экстракт сапных бактерий) и комплемент (сыворотку морской свинки, как особенно богатую комплементом). Если в испытуемой сыворотке имеется специфический сапной амбоцептор, то он свяжет и антиген, и комплемент; наоборот, при отсутствии амбоцептора комплемент остаётся во- взятой смееи свободным.

Чтобы определить отсутствие или наличие комплемента в смеси, после её 20-минутного пребывания в водяной бане при 37 - 38° для связывания, к ней прибавляют другую аналогичную систему с сывороткой, заведомо содержащей амбоцептор и антиген. Эта система состоит из гемолитической сыворотки кролика (гемолитический амбоцептор) и красных кровяных телец барана (антиген). Если к этой системе добавить комплемент, то амбоцептор свяжется с ним и одновременно с антигеном, т. е. эритроцитами барана, после чего немедленно произойдёт растворение бараньих эритроцитов, или гемолиз. Таким образом, прибавляя вторую систему к первой, мы узнаем, свободен или уже связан комплемент в первой системе. Если он свободен, получается .гемолиз, и мы убеждаемся, что испытуемая сыворотка нормальна, ибо она не содержит сапного амбоцептора; наоборот, если наступила задержка гемолиза и эритроциты осели на дно, значит испытуемая сыворотка содержит специфический амбоцептор и происходит от сапной лошади.

Растворение красных кровяных телец может быть полным или частичным или же его может вовсе не быть; следовательно, получаются полные и частичные задержки гемолиза, что обозначают двумя, тремя и четырьмя плюсами.

Реакция считается сомнительной, если более половины красных кровяных телец растворено; между тем это обстоятельство часто зависит от количества и активности взятого комплемента, от титра гемолитической сыворотки, отчасти от резистентности кровяных телец различных баранов и от других, случайных, привходящих, условий. Конечно, при производстве реакции, путём безупречных контролей всё это стараются устранить; тем не менее, если рядом в двух лабораториях производят испытания одних и тех же сывороток, то редко получают совершенно тождественные результаты. Реакцию нельзя назвать строго специфической, ибо, хотя и в исключительно редких случаях, наблюдаются задержки гемолиза с сыворотками лошадей не сапных, а страдающих, например, тяжёлым мытом.

Некоторые сыворотки, давая слабую задержку гемолиза с сапным антигеном, вызывают полное связывание комплемента с экстрактами из других бактерий. Вышелесский наблюдал положительную. РСК при введении жеребятам стерильных фильтратов живых культур сапа (фильтрование через свечи Беркефельда), а также после кожной прививки ничтожных доз второй сапной вакцины Конева, не вызывавшей сапного заболевания жеребят. В обоих случаях никогда не получалось маллеиновой реакции.

У лошадей, переболевших сапом и утративших РСК, можно вызвать её вновь введением в организм неспецифического антигена. Одна лошадь в течение трёх лет имела резко положительную РСК и никогда не реагировала на маллеин. Реакция была неспецифичной.

Указывают, что лошади, выздоровевшие от мыта, иногда дают положительную РСК с сапным антигеном.

При сапной кампании, проведённой 23 года тому назад на Украине, из всех лошадей, положительно реагировавших на маллеин, только 10% дали положительный результат по РСК. Этим подтверждается давно отмеченный в литературе факт, что в хронических случаях сапа РСК часто даёт отрицательные результаты и что процент несовпадений (не в пользу РСК) чрезвычайно высок. У этих лошадей в большинстве случаев, возможно, имелся процесс уже самоизлеченный либо с тенденцией к излечению; однако этих случаев мы не можем игнорировать. Небольшой процент таких маллеин-щиков, как показал опыт УССР, впоследствии даёт обострение сапа. Отсюда совершенно очевидно, что с помощью одной только РСК невозможно радикальное искоренение сапа.

Всё же, как сказано выше, РСК сыграла крупную роль в борьбе с сапом; она является весьма существенным, дополнительным к глазной маллеинизации, методом, так как она большей частью наблюдается при активном сапном процессе. Таким образом, обнаруживаемые с помощью РСК лошади в большинстве представляют разносчиков заразы. Не раз было констатировано, что в процессе, переходящем в излечение или уже излеченном, РСК даёт ещё положительный результат, но преобладает она в свежих и активных случаях (в отдельных работах подверглось критике также значение РСК как показателя активного сапа). И наши, и заграничные авторы не раз отмечали, что при длительных повторных исследованиях сапных хроников эта реакция то исчезает, то вновь появляется после более или менее длительных промежутков. При подобных обстоятельствах, она, возможно, также служит указанием на обострение сапного процесса.

В общем РСК служит ценным дополнением к маллеиновой глазной пробе, повышая вероятность активного сапа в каждом случае, где она даёт положительный результат. Поэтому и у нас, и в Западной Европе инструкции по борьбе с сапом базируются, главным образом, на диагностике маллеиновой. глазной пробой с дополнением её РСК.

Сыворотки некоторых лошадей, а в особенности ослов и мулов, вызывают иногда сами по себе задержку гемолиза без антигена. Такие сыворотки рекомендуется инакти-вировать при более высокой температуре: лошадиные сыворотки - при 60°С, а сыворотки ослов и мулов - при 61° - 62° и даже при 68°. Эти явления объясняются повышенным содержанием в сыворотках глобулинов.

Кроме РСК, в диагностике сапа иногда применяют также реакции конглютинации и гемоагглютинации, главным образом, когда нужно корректировать результаты РСК. В последнее время вводится в употребление также реакция флокуляции Мейнике.ТаК как, по мнению большинства исследователей, практическое значение перечисленных реакций отодвигается, по сравнению с РСК, на второй план, то мы на них останавливаться не будем.

Из наблюдений последнего десятилетия как в отношении методов диагностики сапа (глазная маллеинизация и реакция связывания комплемента), так и в отношении латентного сапа можно сделать чрезвычайно ценные выводы. Наилучшим средством диагностики сапа следует, безусловно, признать маллеин (глазная проба). Все старые сомнения относительно- ошибочности показаний маллеина отпадают, ибо маллеин не есть показатель специально активного и прогрессирующего сапа, а всех его многочисленных проявлений и, что особенно важно, тех скрытых и почти незаметных форм сапного пора-жения, которые ускользают от всех прочих методов распознавания сапной инфекции.

Посредством РСК можно распознать из этих скрытых форм только 10%, в лучшем случае 20%, а 80% от неё ускользает. Правда, из остающихся 80% лишь немногие лошади дают впоследствии обострение инфекции и становятся рассадниками заразы; однако этот скрытый источник и представляет главный корень зла, из-за которого поддерживается и распространяется сап в крупных хозяйствах, где лошади не обследуются регулярно и периодически маллеином. В распознавании и изоляции всех сапных лошадей с явными и латентными формами этой болезни - вся сущность борьбы с сапом.

Самоизлечимостъ сапа лошадей. Чтобы понять сущность борьбы с сапом в связи с диагностикой инфекции посредством маллеина, необходимо коротко остановиться на вопросе об излечимости сапа и о роли больных латентным сапом лошадей в распространении заразы.

Ещё в конце прошлого столетия Нокар убедился в возможности выздоровления лошадей от сапа после того как при многократных вскрытиях подобных лошадей, реагировавших на маллеин и затем прекращавших реагировать, ему не удавалось заразить опытных животных материалом, добытым из пато-логически изменённых лёгких и других органов. Он не раз демонстрировал свои вскрытия и опыты заражения животных в соответствующих комиссиях специалистов.

В 1898 г. в Париже были обследованы на сап 12 000 лошадей; 535 из них были признаны сапными по клиническим признакам. Из числа остальных, проверенных маллеином, 2 037 дали характерную положительную реакцию. Впоследствии 537 из них были убиты как сапные, а 338 выздоровели, перестав давать реакцию на маллеин. При вскрытии этих последних (после уничтожения их в связи со старостью и непригодностью в работе) ни разу не обнаружили в их организме сапного вируса ни с помощью культур, ни заражением опытных животных.

В России Земмер, Конев, Хороманский и др. также' наблюдали выздоровление от сапа.

Земмер описывает сап в воинских частях в 1894 г. в Балаклее, Харьковской губ. Особая комиссия, созданная для обследования этой. эпизоотии, испытала маллеином 658 лошадей; 230 из них дали типичную положительную реакцию, 138 реагировали, но слабо, а остальные 290 не дали реакции. Когда 21 лошадь из резко реагировавших были убиты и вскрыты комиссией, то обнаруженные сапные изменения в лёгких и лимфатических железах оказались весьма незначительными; ещё реже удавалось находить язвы носовой перегородки. Прививки кошкам патологических материалов остались безрезультатными. Из первой группы 230 сильно реагировавших лошадей были впоследствии убиты тольксг две, у которых был обнаружен явный сап. Остальные лошади выздоровели, были возвращены в свои части, и позже их выздоровление было засвидетельствовано после осмотра проф. Раевским. Земмер, так же как и Нокар, считает прекращение реакции на маллеин указанием на выздоровление от сапа.

В первую мировую войну вопрос об излечимости сапа подвергался тщательной проверке за рубежом. На основании длительных, массовых, весьма обстоятельных наблюдений, гистологических исследований и бактериологических проверок был сделан вывод, что сап нередко самоизлечивается.

В своём докладе на Всероссийском ветеринарном съезде 1926 г. проф. Балл заявил: «Наши наблюдения и наблюдения наших сотрудников но лабораторной работе дают нам основание сказать, что животные могут реагировать на маллеин, имея совершенно зажившие формы сапного поражения». Один из выводов того Же доклада гласит: «Сапное поражение в любом месте тела животного подвергается во многих случаях заживлению».

Сап: иммунитет. Спонтанное излечение лошадей от сапа - в настоящее время вполне доказанный факт. Случаи выздоровления людей от сапа также известны в современной литературе, и сам пишущий эти строки благополучно перенёс сап 39 лет тому назад. Всё это достаточно говорит о возможности полной очистки организма от инфекции, следовательно, о способности к сопротивлению; однако вопрос о более или менее длительной невосприимчивости к сапу всё ещё остаётся спорным.

Ряд исследователей склонен признать наличие иммунитета; наоборот, Владимиров, Нокар решают вопрос о длительном иммунитете при сапе отрицательно. Мы посвятили изучению этого вопроса свыше 3 лет.

Подготовив жеребят частью авирулентными сапоподобными культурами в больших дозах и по нескольку инъекций, частью ослабленным вирусом (2-я вакцина Конева),- мы позже заражали их, наряду с контрольными, сильным вирусом в минимальной дозе. Заражение производилось нанесением вируса (0,00001 мг сапной культуры по весу) на предварительно скарифицированную кожу. В результате большая часть контрольных жеребят погибла от сапа на протяжении 1 - 3 месяцев, тогда как большинство подготовленных хотя и заболело сапом, но в затяжной, хронической форме, или сравнительно быстро справлялось с инфекцией. Эти перенёсшие инфекцию жеребята становились клинически здоровыми, более или менее длительно сохраняя положительную маллеиновую реакцию, а несколько менее длительно реакцию связывания комплемента.

Олейник и Авраменко (1937) определяли в различных условиях устойчивость маллеинщиков к суггеринфекции. Общие выводы их следующие 1) маллеинщики устойчивы к суперинфекции; 2) эта устойчивость, как результат инфекционного (нестерильного) иммунитета, столь значительна, что ни длительный контакт с реагирующими по маллеину и РСК, а также с явно сапными, ни искусственное заражение в умеренных дозах не могут вызвать клинической картины сапа у маллеинщиков; 3) только массивные дозы вируса могут сломить «инфекционный иммунитет» в единичных случаях; 4) случаи клинического, а главным образом, серологического, обострения сапа среди маллеинщиков, наблюдающиеся нередко в маллеиновых хозяйствах, в преобладающем числе случаев бывают результатом эндогенной реинфекции, развитию которой способствует ослабление организма и потеря резистентности маллеинщиком вследствие различных неблагоприятно действующих обстоятельств (усиленная эксплоатация, плохой уход и содержание, недокармливание, простуда и пр.). Значение суперинфекции для маллеинщиков второстепенно.

Что касается пассивной иммунизации против сапа антималлеиновой сывороткой и сывороткой от гипериммунизированных жеребят, а также попыток получения лечебных сывороток, то в этом отношении наши опыты были так же безуспешны, как и других авторов.

В такой же степени безрезультатными оказались до сих пор и все попытки медикаментарного лечения сапа, а также нахождения специфических химико-терапевтических средств.

В 1933- г. Легру сообщил, что ему, путём аутолиза сапных бацилл (вымачивание в воде), удалось получить концентрированные токсические продукты этих микробов. Введение их посяв фильтрования в дозе 3 мл в брюшную полость морским свинкам (весом от 450 до 500 г) вызывало смерть последних в течение 6 - 8 дней (после потери веса около 150 г). Указанные токсические аутолизаты после обработки формалином лишались токсических свойств, но сохраняли антигенную силу. Введением морским свинкам анабактерий сапа («anamorve», как их назвал автор) будто бы удалось иммунизировать этих лабора-торных животных против последующего заражения в брюшную полость вирулентной культурой сапа (интраперитонеальные инъекции 1 мл и через 8 дней - 2 мл анабактерий). Иммунитет наступал через 6 дней после второй инъекции и держался до 7 месяцев.

Легру подверг иммунизации заражённых морских свинок на 2 - 4 - 6-й день после инфекции и добился излечения даже таких, у которых уже наблюдался орхит. От внутри-брюшных предохранительных и лечебных инъекций автор перешёл позже на подкожные. Обработкой лошадей теми же анабактериями в течение 3 месяцев была получена якобы очень активная лечебная сыворотка, с успехом проверенная на заражённых для этой цели морских свинках и ослах.

Сведения Легру подтверждаются литературными данными за 1937 г., сообщающими о токсойдах, применённых на 12 лошадях, клинически больных сапом, и на 100 лошадях, реагировавших на маллеин. После инъекции «anamorve» у одной сапной лошади через 6 - 8 часов на месте введения появилась отёчная припухлость. После трёх подкожных инъекций «anamorve», с интервалом от 48 часов до 8 дней, наступило излечение; исчезли также сапные узлы, возможно, под влиянием инъекции.

Методы выявления активных форм сапа среди маллеингци-1сов. Латентные формы сапа, дающие очень большой процент выздоровления у лошадей, но переходящие в немногих случаях в острый активный процесс, сопровождающийся рассеиванием заразы, стали в последние годы предметом особых исследований с целью заблаговременного разделения лошадей-маллеинщиков на опасных и безопасных.

Одна из первых попыток в этом направлении выразилась в применении в турецкой армии метода, известного под названием «ангорского»; состоит он в следующем. Испытанию подвергают лошадей, реагирующих положительно или сомнительно только на маллеиновую глазную пробу и не имеющих клинических признаков сапа.

Берут 1,5 мл концентрированного маллеина и к нему добавляют 13,5 мл физиологического раствора, а затем вводят лошади из этого разведения 2 мл интравенозно и 10 мл подкожно. Эту пробу рекомендуют проделывать в тот же день, что и глазную: с 10 до 14 часов после глазной пробы измеряют температуру, затем применяют ангорскую пробу. В 5 - 6 часов вечера снова измеряют температуру и в дальнейшем производят каждый день термометрию. Клинические изменения и температурные данные отмечают в дневнике в течение 8 дней. У лошадей, не давших реакции, повторяют ту же пробу на 9-й и на 17-й день, а в общей сложности продолжают испытание в течение 24 дней.

Лошади с опасными формами легко распознаются, если они обнаруживают клинические признаки сапа; иногда такая проба приводит животных иксмерти. Процесс признаётся опасным по распространению сапа также в тех случаях, когда у лошади обнаруживают при четырёх следующих друг за другом измерениях температуру выше 39,5°С и такой же длительности более слабую дальнейшую термическую реакцию от 39° и выше. Такие лошади подлежат уничтожению.

При интравенозных инъекциях маллеина (особенно, когда препарат мутный) возникает опасность анафилактического шока. Иглу необходимо вводить по направлению тока крови во избежание эмболии. Явления шока чаще наблюдаются у больных, но иногда и у здоровых лошадей. Характерные признаки шока: тяжёлое дыхание, дрожание мускулатуры, шаткая походка, падение и даже смерть. Во избежание этого осложнения в вену вводят 0,05, 0,5 и 1 мл разведённого маллеина с 20-секундными промежутками, причём иглэ всё время остаётся в вене. Если начинается учащённое дыхание и расширение ноздрей, рекомендуют обливать холодной водой из ведра голову, шею, брюхо и ноги лошади. По .окончании 24-дневного испытания благополучно выдержавших его лошадей не отпускают сразу как свободных от сапа, а оставляют под наблюдением.

Неводов для выявления среди маллеиншиков активных форм сапа применял интра-венозные инъекции 1,2 - 5 мл маллеина, после чего пускал испытуемых лошадей в тяжёлую работу. В некоторых случаях лошади обнаруживали клинические признаки сапа, в других дело ограничивалось появлением положительной РСК и изменением формулы крови.

Миловзоров и Глухов занимались вопросом о сапных жеребятах в возрасте до 17а лет. На глазную маллеиновую пробу, даже при двукратном применении, эти жеребята большей частью не реагируют. Подкожное введение маллеина с последующим исследованием на РСК даёт лучшие результаты. Наибольший успех по выявлению активных форм сапа у жеребят дает предварительная инъекция под кожу 2 мл маллеина с последующей через 9 и 15 дней проверкой на РСК. Опыты провокации сапа у жеребят впрыскиванием убитой культуры ве показали полнопенных результатов, так как значительный процент активных форм сапа остался невыявленным.

Миловзоров и Глухов разработали следующие положения. Маллеиновая глазная проба и РСК не выявляют всех активных форм сапа: остаётся до 20% лошадей с активным сапом, у которых отсутствует РСК. Подкожное введение маллеина здоровым лошадям (свободным от сапа) не вызывает у них образо-вания связывающих комплемент антител (РСК отрицательная), если антигеном служит шуттель-экстракт сапных бацилл. У лошадей с неактивным сапом, после введения подкожно двойной дозы маллеина, РСК также не появляется, но она возникает у тех, которые страдают активным процессом. В последних случаях РСК появляется на 9-й и у очень немногих на 14-й и 15-й день. Двухмесячная культура сапа на МПБ с 2% глицерина, убитая нагреванием при 100°С и разведённая в 10 раз, будучи введена в дозе 1,5 - 2 мл в вену и одновременно в дозе 6 - 8 мл под кожу, вызывает у лошадей-маллеинщиков, при наличии активного сапа, обострение последнего, сопровождающееся клиническими явлениями. Таким -образом, у лошадей с поло-жительной РСК, имевшейся до подкожной маллеинизации или появившейся после таковой, можно вызвать обострение процесса, а также проявление клиники, и обнаружить на вскрытии глубокие патолого-анатомические сапные изменения.

Через 1 - 2 часа после инъекции убитой культуры отмечают признаки интоксикации (учащённое дыхание, ускоренный пульс, общая слабость, отказ от корма, неестественные позы, падение на землю, дефекация); через 4 - 6 часов наступает как будто улучшение, но затем - новый приступ и чаще всего смерть в течение 1 - 2 суток. Иногда интоксикация слабо выражена или отсутств}?ет; тем не менее появляются клинические признаки сапа: сильная гиперемия слизистой оболочки носа с последующим образованием эрозий или язвочек. Язвы могут возникать и без гиперемии слизистой оболочки. Дальше следуют гнойно-слизистое или кровянистое истечение из носа, ясное увеличение подчелюстных лимфатических узлов, отёк всех или отдельных конечностей с развитием на них язв, прогрессирующее исхудание, угнетённое состояние, температура до 40°Си выше в течение не менее 3 дней. У лошадей с неактивным сапом можно наблюдать повышение температуры в течение 2 суток, но других явлений не замечают.

Комплекс мер для выявления активных форм сапа, по Миловзорову и Глухову, включает следующие моменты: 1) клинический осмотр; 2) двукратная маллеиновая глазная проба с 6-дневным интервалом; 3) исследование всех лошадей по РСК; 4) подкожная инъекция 2 мл маллеина с последующей проверкой по РСК на 9-й и 15-й дни; 5) уничтожение лошадей, обнаруживших клинику сапа; 6) разбивка по группам для обособленного содержания: а) лошадей с положительной РСК и отрицательными результатами провокации убитой культурой, б) лошадей, положительно реагирующих на маллеин и не реагирующих на РСК до и после введения маллеина, в) лошадей, не реагирующих ни на маллеин, ни на РСК; 7) провокация обострённого процесса у лошадей, положительно реагирующих по РСК до и после введения маллеина инъекцией убитой сапной культуры.

В тех же целях другие авторы рекомендуют повторную маллеинизацию в двойной дозе под кожу.

Сначала вводят подкожно одинарную дозу маллеина и второй раз, через 2 дня, - двойную, тем же путём, на другой стороне шеи. Через 5 - 7 часов после вторичной инъекции развиваются быстро проходящие явления общей реакции и повышения температуры, а также местный инфильтрат. Температура повышается также и на второй день после инъекции маллеина. Каждое животное, дающее среднее повышение температуры на 1,5° против обычной нормы, считается больным активным сапом. Повышения от 0,8 до 1,5° расцениваются как сомнительная реакция.

При предварительной термометрии лошади с температурой 39° и выше из опыта исключаются. Существует мнение, что картина крови даёт надёжное решение вопроса об активном и открытом процессе. При активном сапе картина крови (окраска по Гимза) показывает гиперлейкоцитоз (юные формы и миелоциты), уменьшение количества лимфоцитов и эозинофильных клеток. У животных в стадии излечения картина крови становится нормальной.

Цветков подчёркивает, что ежегодно 3 - 4,5% лошадей-маллеинщиков проявляют при тяжёлой работе или плохом питании клинические признаки сапа.

Меры борьбы и профилактика. Несмотря на отсутствие разработанных методов предохранения и лечения сапа, успешная борьба с ним всё же возможна; она базируется на мероприятиях ветеринарно-санитарного характера. Современные научные данные о биологии сапной бациллы и изучение эпизоотологических факторов, уясняющих пути и способы распространения инфекции, а также чувствительные биологические методы для распознавания заразы, чрезвычайно облегчают борьбу с сапом. В настоящее время совершенно ясно, что сущность борьбы сводится, с одной стороны, к уничтожению лошадей, способных рассеивать заразу, а с другой - к обособлению всех лошадей, не имеющих клинических признаков сапа, но положительно реагирующих на-маллеин. Мы знаем также, что зараза передаётся, главным образом, через пищеварительный тракт при поедании корма или с пойлом, которые загрязнены больными лошадьми, постоянно выделяющими сапных бацилл.
Организация «маллеиновых» хозяйств с последующей концентрацией мал-леинщиков в особых районах создаёт благоприятные перспективы и возможности в дальнейшей борьбе за окончательную ликвидацию сапа лошадей.

По вопросу выращивания здоровых жеребят от маток-маллеинщиков в пунктах концентрации маллеинщиков имеются предложения Глухова и Волкова.

Авторы дают схему исследования на сап жеребят и молодняка до 3 лет, уже приведённую нами выше. Общие выводы по выращиванию жеребят следующие.

Большой процент заражённых сапом жеребят в возрасте до 3 лет не реагирует на глазную маллеиновую пробу даже при двукратном (с интервалами в 6 дней) исследовании.

Подкожное введение 2 мл маллеина и последующее исследование крови по РСК на 9-й и 15-й день выявляет большее число заражённых сапом жеребят, чем офтальмомаллеинизация и РСК без введения под кожу маллеина.

Жеребята, положительно реагирующие по РСК после введения под кожу маллеина, в большинстве случаев страдают активными формами сапа.

Исследование жеребят на сап нужно производить по схеме: а) клинический осмотр, б) двукратная глазная проба на маллеин с промежутком в 6 дней, в) исследование крови по РСК; г) введение под кожу маллеина с последующим исследованием крови по РСК на 9-й и 15-й день.

Большой процент заражённых сапом жеребят обычно выделяют из таких групп, которые содержались вместе со взрослыми лошадьми-маллеин-щиками.

Выращивание жеребят, родившихся от маток-маллеинщиков в условиях «маллеиновых» хозяйств, при полной изоляции от взрослых лошадей-маллеинщиков, обеспечивает почти на 100% получение здорового молодняка.

Выращивание здоровых жеребят от маток-маллеинщиков может служить источником пополнения конского поголовья в «маллеиновых» хозяйствах и способом создания в них молодого здорового конского стада.

Эту точку зрения мы поддеряшваем целиком и полностью.

Схема борьбы с сапом изложена в соответствующей инструкции.

Заподозрив сап в том или ином хозяйстве, ветеринарный врач производит сначала клинический осмотр всех лошадей, отделяет и уничтожает явно больных, изолирует группу подозрительных по заболеванию с теми или иными неясными клиническими признаками сапа.

Подозрительных по заболеванию лошадей с неясными клиническими признаками сапа уничтожают, как скоро испытание их маллеином даёт положительный результат. Все лошади хозяйства, подозреваемые в заражении, поскольку они находились в контакте с больными, подлежат исследованию маллеином. Из этой группы нереагирующих на маллеин освобождают, давших же положительную реакцию на маллеин уничтожают в том случае, если показания маллеина дополняются также положительной РСК или появ-лением у лошади тех или иных неясных клинических признаков сапа (опухание подчелюстных желез, подъёмы температуры свыше 38,5°, хотя бы временные, кашель, истощение без видимых причин, необъяснимая хромота, носовое истечение, опухание суставов, особенно запястного и скакательного и пр.).

В хозяйстве, подозрительном по сапу, необходимо индивидуальное поение и кормление лошадей, а также дезинфекция конюшен разведённой гашёной известью или одним из дезинфицирующих средств, указанных в инструкции по дезинфекции.

Как уже отмечалось выше, сап лошадей в европейской части СССР близок к ликвидации. В настоящее время задача состоит в том, чтобы периодическими поголовными проверками лошадей на сап (маллеинизация, клинический осмотр, дополнительное исследование крови на РСК и другие отмеченные выше дополнительные методы) искоренить его окончательно и покончить с инфекцией в немногих ещё оставшихся пунктах и районах концентрации маллеинщиков. При таком завершении борьбы с сапом мероприятия будут, очевидно, носить более жёсткий характер окончательного выкорчёвывания остающихся источников сапной инфекции.

Статистика

Вверх

© Ветеринария 2016