Инфекционный аборт лошадей Abortus enzooticus equorum

Аборт, т. е. преждевременное изгнание мёртвого или нежизнеспособного плода, может вызываться самыми разнообразными причинами.

К внешним причинам незаразного порядка, на почве которых может произойти аборт у кобыл, относятся различные вредные моменты, действующие на развивающийся плод: неправильное содержание и кормление жерёбых кобыл, особенно недоброкачественными кормами, истощение, чрезмерно напряжённая работа и др.

Аборты могут быть также обусловлены отклонениями от нормы как всего полового аппарата, так и отдельных его частей. К числу таких отклонений относятся: острое и хроническое воспаление слизистой оболочки матки (метрит) серозного, серофибринозного или гнойного характера, инфантильность матки, малый её размер с узким просветом, острое и хроническое воспаление влагалища, яичников. При отсутствии соответствующего лечения, эти заболевания могут препятствовать зачатию, а при жерёбости вызывать аборты.

Кроме того, различные инфекционные болезни (инфлуэнца, случная болезнь, пироплазмоз, инфекционная анемия, контагиозная плевропневмония, мыт и др.) также могут нарушить развитие зародыша и служить причиной аборта.

Наконец, существует ряд инфекций, протекающих у животных, в частности, у лошадей, без видимых клинических симптомов общего заболевания, главнейшим проявлением которых является самый факт аборта; такое заболевание, принимающее широкое распространение в хозяйстве, и носит название инфекционного аборта лошадей. Это определение укрепилось в повседневной практике и принято в специальной ветеринарной литературе, хотя с научной точки зрения оно и не точно.

Исторический обзор. Массовые аборты у кобыл наблюдались с давних пор, ещё в конце XVIII и начале XIX века в западных странах Европы. Особенно сильное распространение инфекционный аборт получил во время и после первой мировой войны не только на европейском континенте, но также и в Америке, Азии и других странах света.

Начало обстоятельным работам в России по аборту кобыл было положено Поляковым в 1901 г., который и описал открытого возбудителя массовых абортов у кобыл. Впоследствии возбудитель получил название Salm. abortus equi.

Этиология. Последующими бактериологическими исследованиями ряда авторов, как отечественных, так и иностранных, было установлено, что при повальном аборте кобыл чаще всего выделяются бактерии из рода Salmonella (b. parat. abortus equi из группы паратифа - по старым автораму. В то же время эти авторы, а также и другие указывают, что при абортах у кобыл находили другую микрофлору (диплококки, кишечная палочка, стрептококки и др.), а очень часто исследуемый материал оказывается стерильным.

Цветков, обследовав материал 372 абортов, обнаружил в 156 случаях Salm. abortus equi, в 64 - стрептококк в чистом виде и в смеси с предыдущим и другими микробами, в 41 - стафилококк, кишечную палочку и жёлтый микроб в чистом виде и в смеси с Salm.

abortus equi и стрептококком, в 67 - сенную палочку, протей, псевдоантракс, картофельную бациллу и пр.; в остальных случаях исследованный материал оказался стерильным. Анализ и обобщение случаев аборта у кобыл в Советском Союзе показывают, что в абортированных плодах Salm. abortus equi обнаруживается в среднем не больше чем в 40 - 45% случаев. В отдельных хозяйствах этот процент повышается до 50, иногда и более, а в других, наоборот, снижается до 10 - 20. Кроме того, выделяется в том или ином проценте и другая указанная выше микрофлора; в 40 - 50% случаев, а иногда и больше, исследованный материал оказывается стерильным.

Salm. abortus equi представляет весьма подвижную, полиморфную палочку с закруглёнными концами; красится легко всеми обычными анилиновыми красками. В мазках из исследуемого материала и из свежих культур бактерии иногда окрашиваются биполярно. Спор они не образуют.

К ультивирование. Salm. abortus equi принадлежит к факультативным аэробам. Она хорошо растёт на всех питательных средах и в анаэробных условиях, при оптимальных рН = 7,2 - 7,4 и температуре 35 - 37°С. В пептонной воде и на мясопептонном бульоне суточные культуры обычно дают равномерную облаковидную (при взбалтывании) муть. Некоторые штаммы образуют на поверхности среды тонкую синевато-белую плёнку, прилипающую к стенке пробирки; при дальнейшем росте она погружается на дно, а затем на поверхности появляется новая плёнка. На агаре - рост нежный, сухой, трудно снимающийся платиновым ушком. По характеру роста колонии бывают гладкие и шероховатые, с валообразованием или без него. Молоко не свёртывается, разжижения желатины не наступает. На агаре Эндо колонии бесцветны, на агаре Конради - Дригальского они синие. Иногда выделяются культуры, которые образуют на агаровых чашках в микробном налёте или при пересеве их с жидких сред на агар, стерильные пятна более или менее правильной формы, либо колонии с изъеденными краями или центром, либо прозрачные колонии или другие атипичные формы. Это явление наблюдается и при последующих пересевах и указывает на наличие бактериофага.

Культуры Salm. abortus equi разлагают, с образованием кислоты и газа, глюкозу, маннит, мальтозу, левулёзу, галактозу, дульцит, ксилозу, рамнозу; не разлагают лактозы, сахарозы, декстрина, инулина; меняют оттенок среды с арабинозой; среду Биттера с рамнозой изменяют в красно-жёлтый цвет; среды Штерна не изменяют, индола не образуют.

Указанные ферментативные свойства не постоянны. Под влиянием различных условий, особенно под действием бактериофага, Salm. abortus equi начинают ферментировать углеводы с образованием одной лишь кислоты, а в некоторых случаях совершенно перестают сбраживать эти среды.

Агглютинабильные свойства. Штаммы культур Salm. abortus equi агглютинируются специфическими сыворотками в больших разведениях. Вместе с тем ряд авторов отмечает, что у штаммов культур с наличием специфического бактериофага наблюдается падение агглютина-бильности, вплоть до полной её потери.

Токсин о образование. При подкожной инъекции 1 мл фильтрата бульонных культур Salm. abortus equi месячной давности морским свинкам, кроликам и птицам, чувствительными оказываются только морские свинки, которые гибнут через 30 - 40 дней; кролики и птицы остаются живы.

Токсический продукт (эндотоксин) из культуры Salm. abortus equi получен и с твёрдой среды (агар-агара) путём растворения смытой физиологическим раствором культуры антиформином.

Антиформин добавляют к общему количеству микробной эмульсии в количестве 10%. После экспозиции при комнатной температуре (1 - l1^ часа) и выдерживания в водяной бане (для удаления хлора) при 65 - 70°С в продолжение 30 минут, эмульсию фильтруют через свечу Шамберлана. При интравенозном введении лошади 15 мл полученного токсического продукта она погибала; у жерёбых кобыл интравенозная инъекция 3 - 6 мл его аборта не вызывала, зато введение в полость матки через брюшные стенки приводит к аборту на 10 - 12-й день. Патолого-анатомическая картина абортированных плодов была так же типична, как и при аборте на почве естественной инфекции. Такой же токсический продукт был получен и путём выращивания в продолжение 12 - 14 дней Salm. abortus equi на мясопептонном бульоне с 1% глюкозы и в околоплодных водах, причём последние оказались очень хорошей средой. На основе указанных данных считают, что полученный токсический продукт (эндотоксин) является специфическим ядом при инфекционном аборте лошадей.

Последующими работами было установлено, что наилучшее токсинообра-зование у Salm. abortus equi происходит в бульонной среде с умеренным содержанием сахара (глюкозы) - 0,1%. Наивысшую токсичность культура достигает на 12 - 18-й день, при нарастании рН среды до 7,8 - 7,9.

Устойчивость. Salm. abortus equi довольно устойчива по отношению к физическим факторам. Прямые солнечные лучи на поверхности почвы убивают её через 10 дней; на глубине 0,5 см она остаётся жизнеспособной не менее 2 месяцев. Высушивание и рассеянный свет не убивают её даже в течение 5 месяцев. Под воздействием указанных неблагоприятных факторов эти бактерии, однако, изменяют свои биологические свойства, что сопровождается, возможно, переходом в невирулентное, сапрофитное состояние. Бульонные культуры микроба в запаянных ампулах остаются жизнеспособными до 3 лет. Агаровые культуры при комнатной температуре сохраняют жизнеспобность iy2 года, а бульонные - год. Кипячение убивает бактерии немедленно, при температуре 56 - 60°С - через 30 минут. В отношении дезинфицирующих веществ эти бактерии мало устойчивы.

Восприимчивость. Из лабораторных, животных самыми чувствительными к инфекций оказались белые мыши; кролики и морские свинки менее чувствительны.

Белые мыши погибают при интраперитонеальной инъекции 0,5 культуры через 2 суток, при подкожной инъекции такой же дозы - через 5 - 6 дней; морские свинки после подкожной и внутрибргошинной инъекции 1 мл культуры погибают в течение 2 - 5 дней; кролики при интравенозной инъекции той же дозы гибнут через 7 дней; при подкожной же инъекции они переболевали и оставались живы.

При искусственном экспериментальном заражении кобыл через рот, интравенозно, а также в полость матки через брюшные стенки не во всех случаях удаётся вызвать аборт. Поспе аборта на почве инфекции Salm. abortus equi происходит, особенно в первое время, обильное выделение возбудителя вместе с истечением из половых путей абортировавшей кобылы. Через день после аборта в 1 мл слизи из матки содержится 2 - 10 млн. микробных тел. Большинство авторов утверждает, что от 8-го до 62-го дня после аборта происходит полная самостерилизация половых путей от указанной инфекции, причём 2-месячное бациллоносительство - очень редкое явление. Некоторые авторы в единичных случаях выделяли из половых путей абортировавших кобыл Salm. abortus equi и в более повдние сроки: через 5 - 12 месяцев.

Таким образом, самоочищение половых путей от инфекции после аборта обычно происходит довольно быстро. Длительное бацилловыделение из половых путей наблюдается редко, лишь при наличии того или иного патологического состояния самих половых путей.

Роль жеребцов-производителей как передатчиков инфекции со спермой ничтожна; такая передача имеет место очень редко; выделение возбудителя со спермой обычно сопровождается теми или1 иными изменениями половых органов (отёчность, припухлость, орхит и пр.).

Однако нельзя совершенно исключить заражения кобыл при случке через жеребца, когда он кроет в один и тот же случной сезон больных и здоровых кобыл. В данном случае возможна чисто механическая передача инфекции.

Описан редкий случай длительного выделения со спермой Salm. abortus equi у одного жеребца при отсутствии заболеваний половых органов. Этот жеребец находился среди заражённых кобыл. В продолжение первых 7 месяцев удавалось довольно легко выделять возбудителя из спермы; в течение следующих 5 месяцев - только один раз.

Другим важным фактором при инфекционном аборте лошадей считают длительное пребывание возбудителя в организме лошади - в печени (жёлчные ходы), кишечнике - и выделение его с калом. Кобыла может оставаться при атом совершенно здоровой, давать отрицательную реакцию агглютинации и приносить живых и здоровых жеребят.

Возбудитель у абортировавшей кобылы локализуется, главным образом, в кишечнике (двенадцатиперстная кишка) и печени (жёлчные ходы), но его можно выделить, особенно в первое время после аборта, и из селезёнки, яичника и стенки матки.

Бациллоносители выделяют бактерии периодически, с известными пау-8ами, причём последние иногда бывают довольно длительными, до 60 - 80 дней. Бациллоносителями могут быть не только абортировавшие кобылы, но и другие лошади, в анамнезе которых не значится инфекционного аборта (неабор-тировавшие кобылы, рабочие лошади, молодняк и пр.).

Бактерии инфекционного аборта, выделяемые из каловых масс, подвержены изменчивости как в отношении их морфологии, так и биохимических, атглютинабильных и вирулентных свойств.

В кишечнике они, как правило, превращаются в варианты, перестают лизироваться специфическим бактериофагом Salm. abortus equi, становятся неагглютинабильными и изменяют свои ферментирующие свойства.

Можно допустить, что Salm. abortus equi под влиянием защитных сил организма животного изменяет свои биологические свойства; это сопровождается понижением её вирулентности (что, вероятно, связано с наступающей диссоциацией), и она переходит в мало или совсем невирулентное, сапрофитное состояние.

Вопрос об эпизоотологическом значении лошадей - носителей атипичных штаммов Salm. abortus equi, их роли в возникновении и распространении паратифозного аборта ещё не решён.

Эпизоотологические факторы и пути естественного заражения. Наиболее сильное распространение абортов наблюдается осенью (сентябрь-ноябрь), с наступлением холодов и переводом лошадей на стойловсе содержание; вторая вспышка - в феврале-марте. Весной, с выгоном лошадей на пастбище, количество абортов резко снижается, и довольно часто аборты совершенно прекращаются, несмотря на то что в это время имеется ещё большое количество жерёбых кобыл.

Когда жерёбые кобылы пользуются летом и ранней осенью пастбищным содержанием, находясь в разной стадии жерёбости, вплоть до 5 - 6 месяцев (от ранней случки), абортов у них почти не наблюдается. Жеребята от таких кобыл значительно устойчивее против воздействия неблагоприятных факторов внешней среды и условно патогенных инфекций. Наоборот, больший процент заболеваемости и падежа приходится на жеребят, матери которых были покрыты в поздние сроки. В засушливые годы количество абортов резко увеличивается, и начинаются они несколько раньше, в августе-сентябре.

Течение аборта в хозяйствах бывает различно. Иногда эпизоотия ограничивается спорадическими абортами без тенденции к распространению; в некоторых же случаях она охватывает до 50% и больше поголовья жерёбых кобыл. Иногда аборты наблюдаются в одном и том же хозяйстве несколько лет подряд или появляются внезапно, принимают массовый характер и так же быстро прекращаются. Довольно часто при первых абортах результат исследований бывает отрицательным (стерильные аборты), а в последующем устанавливают инфекционный характер абортов.

Из числа жерёбых кобыл-бациллоносителей абортирует только известный процент. Наиболее часто аборты наблюдаются у молодых кобыл, идущих первый раз в случку. После выделения этой группы кобыл в обособленные табуны и предоставления им лучших условий содержания и кормления процент абортов среди них резко снижается.

В последние годы опубликован ряд работ, подчёркивающих связь между условиями содержания, характером кормления и абортами кобыл, в том числе и абортами, обусловленными паратифозной инфекцией. В конных заводах, благополучных по аборту, анализы показывают нормальное содержание минеральных соединений (Са, Р) в сене; в неблагополучных же имеет место недостаток кальция или фосфора или неправильное соотношение солей кальция и фосфора. Добавление в кормовой рацион мела, сеяного сена, отрубей, эспарцета, красной моркови, рыбьего жира давало положительные результаты в профилактике абортов у кобыл. Полноценный рацион может увеличить устойчивость организма жерёбой кобылы и в отношении инфекционного аборта. Так, дача проращённого зерна способствовала снижению количества абортов и рождений мёртвого приплода, выжеребу большего числа кобыл в нормальный срок, получению большего количества нормальных и хороших жеребят с высокой жизнеспособностью.

Ввиду того что основной первопричиной аборта у кобыл считают недостаток витамина Е, рекомендуют для предупреждения абортов, которые обычно наблюдаются на 3-м и 7-м месяцах, давать с 10-йнедели жерёбости в течение месяца, а затем вновь в течение 6-го месяца небольшие количества проращённого овса.

Длительные и систематические наблюдения над содержанием кальция и неорганического фосфора в сыворотке крови жерёбых кобыл позволили установить, что количество неорганического Р в сыворотке крови находится в прямой зависимости от содержания этого элемента в рационе. В хозяйствах о массовыми абортами (в том числе и паратифозного происхождения) у кобыл наблюдалось недостаточное содержание Р, особенно по сравнению С наличием Са (низкое отношение Р и Са), с одновременным недостатком г в сыворотке крови. Это даёт основание предполагать, что предпосылкой к появлению в хозяйствах массовых абортов является афосфороз - состояние, предрасполагающее организм к ряду заболеваний.

Таким образом, приведённые эпизоотические факторы, а также данные экспериментального порядка указывают, что основными моментами, предрасполагающими кобыл к абортам, являются дефекты в организации кормления, содержания и использования их в период жерёбости. Эти факторы могут служить причиной аборта сами по себе, без наличия инфекции. Кроме того, понижая сопротивляемость организма жерёбых кобыл к различным отрицательным влияниям, эти факторы благоприятствуют проявлению скрытых, дремлющих инфекций, к которым надо отнести и паратифозную. Следовательно, решающее значение при возникновении абортов, в том числе обусловленных бактериальной инфекцией, имеет состояние макроорганизма жерёбой кобылы* Это положение подтверждается и тем, что, с упорядочением кормления, содержания и использования жерёбых кобыл, у них отмечается снижение случаев аборта вообще, а в частности, и абортов, обусловленных паратифозной инфекцией.

Кроме того, аборты, наблюдающиеся в зимний период, когда жерёбые кобылы лишаются сочного корма, богатого минеральными веществами и витаминами (с 4 - 5-го месяца жерёбости, в период прогрессивного увеличения плода и большей потребности в питательных веществах для него), заставляют предполагать нарушение некоторых элементов обмена, изменения в деятельности эндокринной и нервной системы и пр., которые происходят в организме жерёбой кобылы.

Количественные и качественные недостатки кормовых рационов в ряде случаев способствуют появлению алиментарной интоксикации. Это объясняется тем, что при недостатке питательных субстратов в организме животные делаются неразборчивыми к кормам и начинают питаться недоброкачественными веществами, поглощая токсические продукты, в частности, птомаины. В неблагополучных по аборту хозяйствах кобылы нередко поедают свой кал, лижут стены, грызут кормушки и т. д. Этот дополнительный момент алиментарной интоксикации играет иногда значительную роль в появлении абортов.

Следовательно, аборты обусловливаются не только наличием бактериальной инфекции, но и рядом особенностей организма и факторами внешней среды, ещё окончательно не объяснёнными наукой.

Пути естественной инфекции до последнего времени ещё недостаточно выяснены. Главными воротами паратифозной инфекции, как установлено современными научными данными, служит желудочно-кишечный тракт.

Во время и после аборта, особенно в первые дни, с околоплодными водами, яйцевыми оболочками, плодом, истечением из влагалища выделяется, как было указано выше, огромное количество возбудителей. Место, где животное абортировало, стойло, денник, пол, подстилка, корм, а в некоторых случаях и питьевая вода сильно инфицируются выделившимися Salm. abortus equi, которые остаются жизнеспособными в течение довольно длительного времени. Этим создаётся возможность дальнейшего инфицирования других лошадей через заражённый корм или ухаживающим персоналом.

Источником инфекции могут быть и кобылы, у которых после выжеребки происходит задержание последа или у которых жеребёнок появляется на свет хилым и быстро погибает; они в этих случаях выделяют Salm. abortus equi. Такой же источник инфекции может представлять и молодняк - жеребята, больные паратифом (суставолом), а также лошади с поражениями (абсцессы на различных участках тела) на почве паратифозной инфекции.

Патогенез. Развитие патологического процесса при инфекционном аборте у кобыл ещё недостаточно изучено.

Опыты заражения жерёбых кобыл культурой Salm. abortus equi через рот показывают, что аборт наступает только у некоторых кобыл, у большинства же он отсутствует. Вместе с тем лошади после заражения становятся бациллоносителями. Возбудитель, вследствие своего тропизма, направляется в определённые органы: в кишечник, печень (жёлчные ходы), и таким образом создаётся латентная, дремлющая инфекция (бациллоносительство), которая годами может не давать клинических симптомов заболевания. При понижении резистентности организма под влиянием отрицательных моментов в кормле-нии, содержании, использовании жерёбых кобыл и ряда факторов внешней среды может произойти распространение микробов -за пределы латентных очагов и общее заболевание кобылы.

У жерёбой кобылы возбудитель проникает, видимо, по кровеносным путям в матку и в организм плода, вызывает катар половых путей, воспаление с поверхностным некрозом ворсинок хориона. В результате воспаления плодной и материнской оболочек нарушается питание плода; он погибает, и в ко-нечном итоге наступает аборт. По указанию других авторов, возбудитель, проникая в матку, плод и оболочки, находит весьма благоприятную среду для своего развития, вызывает острый катаральный процесс со стороны слизистой оболочки матки и плодных оболочек (хорион) и септикотоксическое поражение плода. Бурно размножаясь в плодных водах, возбудитель образует токсические продукты (эндотоксин), из-за чего может наступить смерть плода и в итоге - аборт. Такой механизм аборта авторы подтверждают тем, что при введении в матку жерёбых кобыл, через брюшную стенку эндотоксина наблюдается патолого-анатомическая картина, типичная для паратифозного аборта.

Клиническая картина. В опытах искусственного заражения через рот Salm. abortus equi инкубационный период продолжался 10 - 50 дней, при интравенозном - до 14 дней, при заражении через брюшные стенки непосредственно в полость матки - 1 - 3 дня. Таким образом, при искусственном заражении проходит очень короткое время от момента попадания Salm. abortus equi в полость матки до аборта.

Что касается инкубационного периода при естественном заражении, то срок его окончательно не выяснен. Он колеблется, видимо, от 14 до 84 дней. Как указывалось выше, инфекция далеко не всегда сопровождается абортом. Создаётся скрытое, бессимптомное заболевание (бациллоносительство), а аборт наблюдается лишь при определённых условиях, к которым относятся понижение резистентности организма и период инфекции, вирулентность возбудителя и индивидуальная восприимчивость. Таким образом, установить точные сроки инкубационного периода при естественном заражении не представляется возможным.

В одних случаях аборты наступают совершенно неожиданно при отсутствии продромальных симптомов. Иногда выкидышу предшествует за несколько минут или часов (8 - 10) беспокойство, как при коликах, выделение кровянистой жидкости из влагалища. Наблюдаются также потение, дрожание, лёгкое повышение температуры тела, набухание вымени; последний симптом иногда бывает выражен в сильной степени, и в этих случаях, при Движении кобылы или при прикосновении к вымени, начинает вытекать тонкой струйкой молоко. Констатируют также опухание нижней части живота, напряжённость брюшных покровов, шаткость зада при ходьбе. Если аборт происходит в первые месяцы жерёбости указанные явления и аборт могут остаться совершенно незамеченными.

Непосредственно после предшествующих симптомов, а равно и при отсутствии их, самый процесс аборта обычно происходит весьма быстро. Задержание последа бывает крайне редко. Иногда наблюдаются тяжёлые аборты при сильных и болезненных потугах, но это бывает, главным образом, в по-следней стадии жерёбости.

После аборта кобылы реагируют различно: то отмечается повышение температуры тела до 39 - 40° С и незначительное истечение беловатой слизи ' из половых путей в течение первых (3 - 10) дней; то аборт сопровождается воспалением матки, длительной (8 - 10 дней) высокой температурой (выше 40°), отказом от корма, угнетённым состоянием, обильным, вязким истечением из половых путей цвета шоколада. Все эти явления проходят довольно быстро, в продолжение 8 - 30 дней. Иногда же развиваются осложнения в виде-воспаления суставов, сухожильных влагалищ, лёгких и появления абсцессов на различных участках тела (нагнёгы, тальпа и пр.). В тяжёлых случаях возникший метрит ведёт к некрозу слизистой оболочки матки, и кобыла иногда погибает.

Патолого-анатомичеспие изменения. Анатомическая картина абортированных плодов и плодных оболочек довольно подробно описана рядом авторов. Она характеризуется общим септикотоксическим процессом, явлениями .множественных кровоизлияний со стороны сосудов и резкими некробиотическими изменениями паренхиматозных органов.

Плод большей частью развит нормально, но очень часто слабо упитан. Кожа, подкожная клетчатка, слизистые оболочки и серозные покровы жел-тушны. Подкожная и межмышечная клетчатка отёчны, с рассеянными кровоизлияниями. Скелетные мышцы дряблы и отёчны. В грудной и брюшной полостях часто обнаруживают повышенное содержание выпота прозрачного, светложёлтого или кровянистого цвета. Сердечная мускулатура бледна, дрябла; перикард и эпикард по ходу венозных сосудов усеяны точечными кровоизлияниями. Лёгкие гиперемированы, иногда отёчны, с точечными и пятнистыми кровоизлияниями. Такие же кровоизлияния наблюдаются и под костальной плеврой, ближе к позвоночнику, и в зобной железе.

Селезёнка, печень и почки увеличены, дряблы и полнокровны. При гистологическом исследовании отмечается: в селезёнке - обилие кровоизлияний, иногда увеличение фолликулов; в печени - печёночные клетки обычно дегенерированы, структура долек часто нарушена, в отдельных участках паренхимы мелкие выраженные некрозы; в почках - корковый слой обычно с отчётливым полным некрозом; в более лёгких случаях некроз наблюдается в извитых канальцах. Надпочечник, особенно его корковый слой, обычно гиперемирован с точечными кровоизлияниями. Набухшая слизистая кишечника местами утолщена, диффузно или полосчато гиперемирована, с мелкими кровоизлияниями. При гистологическом- исследовании устанавливают участками явления катара.

Плодные оболочки. Хорион с поверхности покрыт мутным жёлто-красным налётом, неравномерно гиперемирован и пронизан множественными кровоизлияниями, от точечных до более крупных и часто разлитых. Ворсинки хориона мутны и сглажены. В отдельных участках заметны изъязвления ворсинчатого слоя; края язв резко гиперемированы; дно их может быть отёчным и гиперемированным. Стенки хориона утолщены, отёчны, с кровоизлияниями и разлитыми геморрагическими инфильтратами, иногда гема-томами. Сосуды сильно налиты, особенно с поверхности аллантоиса. Амнион отёчный, с множественными точечными кровоизлияниями; сосуды его резко налиты. Пуповина утолщена, отёчна, с кровоизлияниями. Плодные воды обычно мутные, с желтоватым или розоватым оттенком.

Гистологическим исследованием устанавливают сильную инъекцию сосудов хориона, особенно в области ворсинок, с резкой их дегенерацией в отдельных участках и наличием в них тромбов, некроз эпителиальных клеток; в ткани хориона, в кровеносных сосудах ворсинок обнаруживают скопление микробов. В общем процесс со стороны плодных оболочек характеризуется как острое катаральное воспаление с развитием некробиотических процессов.

Описанные изменения плода и плодных оболочек считают специфическими для паратифозной инфекции. Однако отмечают, что подобные изменения наблюдаются также при абортах, обусловленных и другими причинами; кроме того, они бывают выражены неодинаково. Таким образом, эти изменения следует считать относительно типичными; они позволяют лишь ориентироваться в постановке диагноза. Окончательный диагноз может быть установлен только бактериологическим исследованием.

Диагноз. Клинические симптомы и патолого-анатомические данные не дают надлежащей опоры для постановки диагноза, ввиду чего самым точным методом распознавания болезни является бактериологическое исследование: получение чистых культур и проверка их культур ал ьных, биохимических и серологических свойств. Для диагносцирования инфекционного аборта необходимо полное и всестороннее исследование.

Микроскопирование мазков из патологического материала обязательно. В этом случае иногда можно обнаружить микробы, морфологически сходные с паратифозными; однако при высевах на питательные среды из того же материала получается отрицательный результат (рост отсутствует). Такое исследование может указывать на наличие специфического бактериофага. По указаниям ряда авторов, выделение специфического бактериофага того или иного микроба может служить Доказательством, что организм, из которого он получен, инфицирован именно этим возбудителем.

Кроме того, обязательно исследование не только паренхиматозных органов плода (кровь сердца, печень, селезёнка, почки, содержимое желудка), но также плодных вод, плодных оболочек и истечения из половых путей абортировавшей кобылы, так как в некоторых случаях возбудителя аборта можно обнаружить только в- одном из указанных материалов.

При исследовании истечения изяоловых путей методом культивирования применяется пептонная вода, мясопептонный бульон с жёлчью или среда Мюллера (метод накопления). Из этих сред делают пересев на агар Дригальского или Эндо, разлитый в чашки иетри. Выросшие отдельные изолированные колонии служат в дальнейшем исходным материалом для их определения по биологическим свойствам.

Необходимо обращать внимание на атипические штаммы выделяемых культур Salm. abortus equi с изменёнными, как было указано выше, культу-ральными, биохимическими и агглютинабильными свойствами. Для восстановления изменённых свойств выделяемых культур, их рекомендуется пас-сажировать через жёлчь, слабощелочной агар, глюкозный бульон или проводить через опытных животных.

При полной потере агглютинабильности необходимо особо учитывать биохимические свойства.

По указанию ряда авторов, снижение ферментативных свойств может наблюдаться не только у микробов группы Salmonella (паратифозной), но и у кишечной группы: coli и paracoli. Это снижение характеризуется длительным, иногда до 15 дней, ферментированием лактозы в жидкой среде, медленным свёртыванием молока и замедленным покраснением среды Эндо. При пересевах таких штаммов культур через молоко или лактозу наблюдается повышение биохимической активности, что ведёт к более быстрому изменению указанных сред.

При выращивании различных культур b. coli, b. paracoli, Salm. abortus equi и других представителей группы Salmonella в обычных сахарных средах и в этих же средах, но с добавлением (2 - 3 капли на пробирку) нормальной сыворотки, ферментация в последнем случае происходит быстрее и наступает раньше на 2 - 3 дня. При 4-кратном пассаже, с 2-дневным промежутком, этих же штаммов через обыкновенное молоко и последующем посеве на лактозу, у большинства b. coli и изменяющих эти среды b. paracoli сокращается срок свёртывания молока на 2 - 3 дня, а ферментирование лактозы - до 3 - 7 дней (вместо 11).

Выделяемые атипичные культуры Ь. coli и b. paracoli при недостаточном сроке культивирования могут быть ошибочно признаны паратифозными культурами, не обладающими агглютинирующими свойствами; это имеет очень большое практическое значение при определении культур Salm. abortus equi.

Указанные вариации культуральных, биохимических и агглютинабильных свойств Salm. abortus equi нередко наблюдаются при наличии специфического бактериофага.

Для выделения последнего такую культуру засевают в пептонную воду или мясопептонный бульон (50 - 100 мл) и выращивают в термостате при 36 - 37°С в .течение суток; в дальнейшем культуру фильтруют через мелкопористую свечу. Инфильтрат проверяют на присутствие бактериофага, для чего производят посев лабораторного, проверенного по биологическим свойствам штамма Salm. abortus equi в две пробирки (одна контрольная) с жидкой средой (пептонная вода или мясопептонный бульон) по одной капле культуры и в две пробирки с твёрдой (агар-агар), по всей поверхности среды (одна контрольная). В одну из пробирок с жидкой средой (не в контрольную) добавляют 1 каплю специфического бактериофага. На агар также в одну пробирку делают сверху посев одной капли бактериофага, которая спускается на дно пробирки, или делают засев штрихом - пастеровской пипеткой. Пробирки ставят в термостат при 36 - 37°С на 18 - 24 часа, после чего учитывают действие бактериофага. В контрольных пробирках наблюдается обычный рост микроба; в пробирке с жидкой средой (с бактериофагом) при положительном результате происходит полный лизис, в пробирке с агаром (с бактериофагом) - лизис по ходу капли бактериофага шгш штриха.

Этот метод может применяться и для быстрого определения возбудителя инфекционного аборта. В этом случае на выделенную культуру добавляют лабораторный штамм специфического бактериофага по указанному же методу. Однако его нельзя считать строго специфическим для точного определения возбудителя инфекционного аборта, так как бактериофаг лизирует в 20% случаев и другие микробы из паратифозной группы Salm. paratyphi A, Salm. typhi murium, Salm. enteritidis.

Реакция агглютинации. Кровь-сыворотка от кобыл, абортировавших на почве паратифозной инфекции, агглютинирует Salm. abortus equi в значительно большем разведении, нежели нормальная сыворотка лошадей. Реакция считается положительной при титре разведения сыворотки 1:600, по другим авторам - 1:800 и выше; сомнительной - при титре от 1:400, 1:500; отрицательной - при титре 1:100, 1:300. Наивысший подъём агглютининов в крови после аборта обычно наблюдается на 8 - 10-й день. В дальнейшем патологические титры подвержены колебаниям и держатся до 2 месяцев и более, до 30 дней, иногда до 20 - 25 дней; временами наблюдается то понижение, то нарастание количества агглютининов в крови. В этих случаях положительный результат агглютинации может быть получен и после 1 или 2 месяцев, иногда и позже.

Недостаток реакции агглютинации заключаемся в том, что сыворотки здоровых лошадей могут иметь довольно высокий неспецифический агглюти-национный титр и, наоборот, заражённые лошади-бациллоносители могут давать низкий титр. Кроме того, кобылы, реагирующие положительно, могут жеребиться нормально, а нереагирующие могут абортировать. Таким образом, реакция агглютинации, уступая по надёжности бактериологическому исследованию, не может иметь прогностического значения и должна применяться только как подсобный метод в период 8 - 30 дней," лучше на 8 - 10-й день после аборта.

Лечение половых путей после аборта имеет своей целью предупреждение осложнений, которые могут возникнуть при попадании, вследствие аборта, посторонней инфекции в наружные половые пути, а также скорейшее.прекращение разноса инфекции выделениями из половых путей, особенно в первое время после аборта.

Для промывания матки надо пользоваться тепловатыми слабыми дезинфицирующими жидкостями, лучше всего 0,25 - 0,5% раствором лизола. Впоследствии можно перейти на стерилизованный кипячением раствор соды или физиологический раствор. В последнем случае имеется в виду не столько антисептическое лечение, сколько механическое действие промываний, которые следует повторять в первое время 1 - 2 раза ежедневно, затем каждые 2 - 3 дня и продолжать до полного прекращения истечения.

Кроме того, необходимо обмывать и наружные части тела (поверхность бёдер, хвост, наружную половую щель). В этом случае употребляют более сильные дезинфицирующие средства (1 - 2% раствор креолина или лизола, 1% раствор марганцевокислого калия и др.).

Иммунитет. Проблема иммунитета при инфекционном аборте лошадей ещё недостаточно изучена. Имеющиеся данные указывают, что у кобыл, абортировавших на почве паратифозной инфекции, в дальнейшем создаётся повышенная устойчивость к повторному паратифозному же аборту.

Полагают, что нередко наблюдаемое угасание энзоотии и эпизоотии инфекционного аборта объясняется самоиммунизацией кобыл после естественного переболевания паратифозной инфекцией.

Отмечают также, что паратифозно абортировавшая кобыла реже абортирует вторично на почве этой же инфекции. В одном конном заводе повторные аборты паратифозной природы наблюдались несколько больше, чем в 10% случаев.

Абортировавшие кобылы, устойчивые к повторной инфекции Salm. abortus equi, остаются бациллоносителями на тот или иной период времени. Это обстоятельство указывает, что при этой инфекций нет стерильности организма; вопрос о том, в какой степени случаи естественного иммунитета зависят от постоянного присутствия бактерий в организме, подлежит дальнейшему изучению.

Вакцинопрофилактика. Для создания искусственного иммунитета при паратифозном аборте кобыл, за границей, а отчасти и в СССР производились предохранительные прививки.

Прививочные препараты представляли вакцины, приготовленные из культур Saim. abortus equi, убитых теплом или'различными дезинфицирующими веществами (фенолом, формалином и Др.). Данные активной иммунизации кобыл вакцинами, применявшимися различными авторами, получили разноречивую оценку.

Наблюдения отдельных авторов не установили положительного действия вакцинации против аборта кобыл. В данном случае уместна известная осторожность, так как полное предупреждение прививками всех случаев аборта исключается уже потому, что из общего количества абортов паратифозная инфекция обнаруживается в 40 - 45% случаев (в средяем).

Кроме того, изложенные выше данные об этиологии, патогенезе и зпизоо-тологических факторах нет позволяют рассчитывать в полной мере на профилактическое действие указанных вакцинаций.

Серопрофилактика. О применении специфической гипериммунной сыворотки для получения пассивного иммунитета у жерёбых кобыл, а также с лечебной целью сообщают отдельные авторы.

Гипериммунная сыворотка, применяемая с профилактической целью, в дозе 100 мл создаёт кратковременную (от 9 до 16 дней) устойчивость к паратифозной инфекции и, кроме того, обладает терапевтическими свойствами при лечении абортировавших кобыл и больных паратифом (суставоломом) жеребят.

Меры борьбы и профилактика. В основу борьбы с абортами у кобыл должны быть положены прежде всего профилактические меры зоо-гигиенического и вётеринарно-санитарного характера.

Решающее влияние на появление абортов оказывает понижение резистентности организма жерёбой кобылы вследствие неправильного кормления, содержания и эксплоатации. Поэтому и меры борьбы с абортами должны быть направлены в первую очередь на устранение этих ненормальных условий в содержании лошаДей. Кормовые рационы для жерёбых кобыл должны быть не только достаточными по общей питательности и по наличию переваримого белка, но и полноценными с качественной стороны - их минеральности и витаминности. Правильное кормление жерёбых кобыл должно быть организовано с момента случки.

Кормовые рационы должны содержать не менее 8 - 12 г кальция и 5 - 7 г фосфора на одну кормовую единицу, причём соотношение фосфора и кальция должно быть в пределах 0,6 - 0,7.

Особое внимание должно быть уделено кормлению жерёбых кобыл, идущих впервые в случку. Растущий о'рганизм молодых кобыл требует для своего роста больше питательных веществ (минеральные соли, витамины). При жерёбости потребность в этих веществах ещё больше увеличивается.

Кроме того, надлежит тщательно осматривать всех кобыл, идущих в случку, обращая особое внимание на тех из них, которые в течение предшествующего года оставались холостыми, абортировали, имели трудные роды, павшего или больного жеребёнка (воспаление суставов, понос и пр.), ожеребились ранее срока, не оплодотворялись в течение двух циклов текущего случного сезона.

При наличии у кобыл абортов, обусловленных теми или иными инфекционными заболеваниями, необходимы мероприятия против этих заразных болезней. В каждом случае следует точно выявить причины аборта и учесть их при выборе соответствующих мер. За жерёбыми кобылами необходимо тщательно наблюдать; в случае появления предвестников аборта, их своевременно выделяют в изолированные помещения, как и абортировавших кобыл. Изоляции подлежат и кобылы, принёсшие слабых или больных паратифом (суставоломом) жеребят, а также лошади с поражениями (абсцессы на различных участках тела) на почве паратифозной инфекции.

Абортированный плод, плодные оболочки, истечения из половых путей немедленно удаляют, складывая их в непроницаемые ящики; после взятия материала для диагностики, плод и пр. обезвреживают и закапывают на скотомогильнике (лучше сжечь).

Большое значение имеет тщательная уборка навоза от больных и переболевших кобыл с последующим его обеззараживанием биотермическим способом. Для изолированных лошадей нужно иметь отдельные предметы ухода; для них должен быть выделен отдельный обслуживающий персонал. Конюшню, где абортировала лошадь, а также сбрую и предметы ухода подвергают тщательной дезинфекции; место на выпасе, где лежал абортированный плод, обжигают.

Нельзя переводить лошадей из неблагополучных табунов и конюшен в благополучные хозяйства. Случка абортировавших кобыл может быть Допущена только после полного прекращения истечения из половых путей, но, во всяком случае, не раньше 45 дней после аборта; для этой группы кобыл должен быть выделен отдельный жеребец или же их осеменяют искусственно.

Более подробное изложение обязательных мер по борьбе с инфекционным абортом приводится в соответствующей инструкции.


Статистика

Вверх

© Ветеринария 2016