Болезнь Ауески Мorbus Aujeszky

Болезнь Ауески (ложное бешенство, инфекционный бульварный паралич, инфекционный менинго-эяцефалит) представляет острое инфекционное заболевание,, вызывающееся фильтрующимся вирусом и наблюдающееся у домашних и некоторых диких животных. Характеризуется она поражением центральной нервной системы, главным образом, продолговатого мозга, но у взрослых свиней протекает во многих случаях как общий лихорадочный процесс, с поражением исключительно дыхательных органов, напоминая инфлуэнцу.

Исторический обзор и распространённость. Заболевание это, впервые описанное в 1902 г. венгерским учёным Ауески как ложное беше'нство, наблюдалось им у крупного рогатого скота, собак и ко гаек С явлениями, напоминающими бешенство. В последние годы болезнь Ауески получила сравнительно большое распространение в ряде стран, что заставило обратить на неё серьёзное внимание.

Будучи обнаружена впервые в Венгрии, она была констатирорана затем во Франции, Германии, Голландии, Дании, Швейцарии, Югославии, Северной Америке и Бразилии.

Заболевание наблюдалось преимущественно среди крупного рогатого скота, собак и кошек в виде спорадических случаев или небольших эпизоотия, причём контагиозный характер заболеваний не был установлен.

В России болезнь Ауески впервые была обнаружена у крупного рогатого. скота в 1912 г. в Смоленской губернии, а среди свиней значительно позже.

В частности, случаи заболеваний среди поросят, с тяжёлой нервной клиникой и высоким процентом смертности, наблюдал ряд советских авторов.

Экономический ущерб. Болезнь Ауески у свиней приобретает особенное значение в связи с тем, что этот вид животных служит опасным резервуаром и источником заражения крупного рогатого скота, у которого это заболевание протекает крайне тяжело и вызывает почти поголовную смертность.

Это важное положение доказывает недопустимость совместного выпаса н содержания крупного рогатого скота со свиньями.
В настоящее время, когда выяснилось, что от болезни Ауески может происходить колосса л ьный отход молодняка свиней, эта болезнь заставляет обратить на себя внимание как один из новых бичей свиноводства.

Этиология. Возбудитель - фильтрующийся вирус, проходящий через нормальный, V и W фильтры Беркефельда, а также через свечи Шамберлана L, L, Lз.

Даже через проходимые для него свечи и фильтр Зейтца этот вирус не всегда поступает в фильтрат. Трудная фильтруемость вируса зависит не только от размеров его (180 - 220 т;л), но и от характера фильтруемого материала, а также от адсорбции его эритроцитами и другими клетками. Через коллоидную мембрану он проходит с трудом. Вирус обладает способностью диффундировать. Некоторое сходство он обнаруживает с вирусом В и герпеса.

Культивирование. Опыты выращивания вируса оказывались долгое время безуспешными; но затем, благодаря применению метода тканевых культур (яички кроликов и морских свинок; среды, содержащие зародыш цыплёнка), культивирование удалось, причём через 49 пассажей вирус сохранял ещё свои патогенные свойства.

Сравнительное изучение штаммов венгерского и американского вирусов обнаружило их идентичность.

Устойчивость вируса. Вирус болезни Ауески, содержащийся в мозге больных животных, сохраняется в 40 - 50% глицерине,х а также в высушенном состоянии при 21 °С в течение нескольких месяцев. В чистом глицерине и особенно на льду он не теряет свои патогенные свойства ещё более продолжительное время.

1% сулема убивает его немедленно, 0,5% соляная и серная кислоты, а также едкая щёлочь - в 3 минуты, 5% карболовая кислота - в 2 минуты, 3% лизол - в 10 минут, 2% формалин - в 20 минут, абсолютный алкоголь - в 30 минут. Креолин убивает вирус лишь в 10% растворе.

При гниении вирус разрушается самое позднее через 11 дней.

По отношению к высокой температуре вирус нестоек. Так, при нагревании до 60°Сон погибает в 30 минут, при 70° - в 10 - 15 минут, при 80° - в 3 минуты и при 100° - моментально.

Восприимчивость отдельных видов животных. Кроме лошадей, крупного рогатого скота, свиней, собак, кошек и грызунов, к болезни Ауески восприимчивы также овцы и козы, куры и утки, в гораздо меньшей степени - остальные однокопытные и человек.

Болезнь Ауески особенно опасна для крупного рогатого скота, среди которого она вызывает огромный процент смертности (до 90% заболевших), хотя и не обладает контагиозностыо.

Свиньи также весьма восприимчивы к этому заболеванию во всяком возрасте, но они не всегда заболевают при искусственном опытном заражении.

Экспериментальное заражение свиней вирусом болезни Ауески удаётся при инъекции его под кожу, в мышцы, при скармливании, а также при интра-назальном и интрацеребральном введении. Последний способ инъекции вируса всегда приводит к смертельному заболеванию через 36 - 96 часов. Подкожная прививка вируса вызывает у свиней лишь слабое, часто едва заметное переболевание, выражающееся некоторой депрессией и лихорадкой; к этому иногда присоединяются неопределённые симптомы поражения центральной нервной системы, а при интраназальном заражении в некоторых случаях развивается пневмония. Для экспериментального заражения рег 08 необходимо повторное скармливание вирулентного материала в течение 4 - 7 дней, причём также возникает заболевание с лёгким течением.

Свиньи, заражённые в мозг, погибают при симптомах тяжёлого поражения центральной нервной системы (судороги, параличи).

Среди собак это заболевание описано за границей в виде энзоотии, что указывает на его контагиозность. Наблюдения об одновременном заболевании и гибели собак в одном и том же хозяйстве сделаны и в СССР.

Кроме домашних животных, заражаются и болеют также обезьяны, дикие кабаны, шакалы, лисы, барсуки, кроты, ежи, летучие мыши, сарычи, ястребы и кровососущие вампиры. Холоднокровные невосприимчивы, но в мозге черепахи вирус сохраняет жизнеспособность и вирулентность в течение 35 дней, не провоцируя у неё заболевания («феномен черепахи»).
Из лабораторных животных восприимчивы кролики, морские свинки, белые крысы, белые и серые мыши, полевые мыши и несколько менее куры и голуби.

Заражение лабораторных животных осуществимо самыми различными способами. Для постановки диагноза чаще всего применяется подкожное заражение кролика; однако, ввиду того.что кролики очень часто бывают носителями пастерелл, они после прививки нередко погибают от пастереллёза, и для получения чистого вируса необходима фильтрация взятого от них материала. В этом отношении представляют преимущество морские свинки, дающие вместе с тем и весьма выраженную картину заболевания.

Характерной особенностью вируса считают его способность вызывать сильнейший зуд на месте инъекции у опытных животных - собак, кошек, морских свинок и кроликов. Заражённые животные, спустя несколько дней после инъекции, начинают с большим ожесточением лизать, тереть и расчёсывать место прививки, а иногда раздирают мышцы когтями и зубами до костей. После короткого периода возбуждения у опытных животных развивается общая слабость, парез, а затем паралич конечностей и смерть.

Наилучшим материалом для заражения опытных животных служит фильтрат из поражённых лёгких или селезёнки. Если невозможна фильтрация, для той же цели пригодна обычная эмульсия из ткани мозга или селезёнки на физрастворе или дестиллированной воде.

Менее надёжным материалом оказывается кровь больных и моча. В некоторых случаях особенно остро протекавшего процесса заражение, наоборот, удавалось при прививке крови, а не эмульсии из ткани мозга.

В начале заболевания вирус находится в крови и в органах, богатых кровью, а также в моче. Позже он появляется в центральной нервной системе. Присутствие вируса в крови обнаруживается обычно до появления нервных симптомов.
К числу органов, содержащих вирус в сравнительно большом количестве, принадлежат лёгкие и селезёнка.

Наличие вируса было доказано и в слизи носовой полости свийей, переболевших даже латентной формой. Из всех выделений наиболее заразительна носовая слизь. Кал у свиней не содержит вируса, но в кале кроликов его иногда удаётся обнаружить. Нет вируса и в слюне.

Источники инфекции и пути естественного заражения. Пути заражения животных в естественных условиях ещё недостаточно изучены.» Болезнь Ауески, вызывая большую смертность среди крупного рогатого скота, тем не менее не контагиозна для этого вида животных. Заболевание имеет исходом почти 100% смертность при заражении лабораторных животных: кроликов, морских свинок, белых крыс и мышей, и также не заразительно для них путём контакта.

В противоположность этому, болезнь Ауески у свиней весьма контагиозна. Это было доказано не только рядом практических наблюдений, но и специальными экспериментами (помещение здоровых свиней в один загон с больными):

В передаче болезни от одной свиньи к другой кал и слюна не имеют значения. В этих выделениях больных не удалось обнаружить вируса. С другой стороны, рядом опытов доказано наличие вируса на слизистых оболочках носа больных свиней и в носовой слизи, начиная с 6-го дня после заражения (за день до повышения температуры) и в течение всего периода болезни, а у одной свиньи, кроме того, и в течение 4 дней после выздоровления.

Вызвать заражение и последующее заболевание кроликов удалось следующим весьма остроумным способом. Участок кожи на животе кроликов тщательно выбривали и слегка скарифицировали нанесением крест-накрест двух царапин слегка изогнутой хирургической иглой до появления окрашенной в красноватый цвет плазмы. Вслед затем свежескарифицированные участки кожи немедленно тёрли о носы заражённых свиней. Успешный результат этих экспериментов свидетельствует о том, что вирус, выделяемый с носовым истечением свиней, может в практических условиях вызвать заражение здоровых животных при непосредственном контакте их с больными.

При отёке лёгких, часто наблюдаемом у больных свиней, большое количество серозного экссудата, выделяющегося при кашле, может также рассеивать заразу.

Контактное заражение может происходить при совместном содержании больных свиней со здоровыми: здоровые свиньи имеют обыкновение кусать больных, а эти последние, огрызаясь, могут заражать здоровых выделениями изо рта и носа, которые попадают на язык и нос здоровых, а отсюда через пищеварительный тракт в кровь. Не исключена возможность попадания вируса в организм и через повреждённую кожу.

В моче больных свиней вирус содержится не. всегда и во всяком случае в таком незначительном количестве, что она не может служить источником заражения.

Путём скармливания удаётся также вызвать заражение вирусом Ауески собак, кошек, крыс и мышей. Эти животные, особенно грызуны, по мнению ряда исследователей, играют большую роль в эпизоотологии заболевания, как разносчики инфекций.

Переносчиками инфекции могут быть, повидимому, и некоторые накожные паразиты (вши, блохи).

Патогенез. Попав в организм свиньи, вирус быстро размножается и вскоре появляется в крови и головном мозге, особенно в продолговатом и варолиевом мосту. Из крови вирус выделяется спустя короткое время через почки с мочой.
Вирус распространяется с места его проникновения по организму, повидимому, по кровеносным и лимфатическим путям, но не резорбируется нервами. Разносясь по всему телу, вирус размножается или накапливается в наиболее благоприятных для него местах (мозг). Патологические процессы, обусловливающие клинические явления, развиваются довольно быстро.

По некоторым данным, у лабораторных животных вирус болезни Ауески ведёт себя как истинный нейротроп и распространяется, главным образом, по нервной ткани.

В противоречии с этим стоят, по нашему мнению, факты отсутствия вируса в мозге у многих исследованных животных и лёгочная форма переболевания с отсутствием нервной клиники у большинства взрослых свиней.

Проникновение вируса в кровь вызывает лихорадочную реакцию и связанную с ней некоторую общую депрессию. У некоторых животных вирус обусловливает, повидимому, тяжёлое поражение центральной нервной системы, ведущее к смерти, у других - менее сильное поражение и притом второстепенных нервных центров, наконец, у третьих - наименее многочисленной группы животных - поражение центральной нервной системы вовсе отсутствует или выражено 'настолько слабо, что не проявляется никакими клиническими симптомами.

Инкубационный период. При искусственном опытном заражении период инкубации длится в среднем 3 - 5 дней, в зависимости от способа заражения, степени вирулентности прививаемого материала и вида заражаемых животных.

Когда вирус вводится под мозговые оболочки или в переднюю камеру глаза, болезненные симптомы обнаруживаются через 48 часов, а в некоторых случаях и раньше. При подкожной и внутримышечной инъекции этот период увеличивается до 3 - 4 дней. При заражении через скарифицированную кожу он может быть ещё продолжительнее, так как в этих случаях через повреждённую кожу проникает лишь небольшое количество инфекционного материала.

При искусственном опытном заражении свиней концентрированным материалом инкубационный период продолжается 3 - 5 дней, независимо от способа прививки.

При опытах контактного заражения инкубационный период колеблется от 4 до 11 дней и зависит, повидимому, от стадии заболевания, в которой находились больные животные.

Инкубационный период при естественном заражении свиней установить очень трудно; повидимому, он также не короче 5 дней.

Инкубационный период у лошадей - 6 - 10 дней, у крупного рогатого скота - обычно 6 - 7 дней, но иногда может затягиваться до 8. - 15 дней; у птиц при интрамускулярном заражении - 15 дней.

Клиническая картина. Лошади. Начало заболевания характеризуется повышением температуры тела, потерей аппетита и появлением зуда на голове, который не прекращается до самой смерти и заставляет животных растирать себе губы и голову. Вместе с тем лошадь обнаруживает признаки нервного возбуждения, беспокойства и повышения рефлексов, причём она принимает ненормальные позы,пятится назад,прижимается к стене или лезет на стену и упирается в неё головой, вздрагивает при малейшем шуме или при прикосновении к ней; отмечаются клонические судороги с интервалами в 10 - 15 минут.

К этим симптомам вскоре присоединяются нервная дрожь, хриплое ржание, испуганный взгляд и тетанические судороги. В некоторых случаях временно наступает слепота. В последних стадиях заболевания температура тела значительно повышается.

Нередко симптомы ограничиваются уменьшением аппетита в течение 2 - 3 дней, стремительной походкой или некоторой леностью во время работы. Иногда лошади пятятся, изгибают спину и поясницу.

У крупного рогатого скота наиболее частая форма заболевания - пруригинозная, характерным признаком которой служит зуд на одной из частей тела, причём одновременно или несколько раньше теряется аппетит и понижается лактация. Животное начинает лизать ту или другую часть своего тела, вследствие чего это место лишается шерсти, кожа становится яркокрасной и кровоточит, вокруг развиваются отёк и припухание. Болезнь быстро прогрессирует, и животное не ограничивается лизанием поражённой части, а с неистовством разгрызает кожу. Этому зуду часто предшествует судорожное сокращение жевательных и шейных мышц. К концу первого дня заболевания животные обнаруживают сильное беспокойство, то и дело поворачивают голову назад и смотрят на живот, как при коликах, ложатся и снова встают.

С возрастанием возбуждения и беспокойства они жалобно мычат, глаза их выражают испуг. При наступающей вскоре сильной слабости и вздутии живота они встают всё реже и реже и, наконец, остаются в лежачем положении. Эти симптомы сопровождаются потением, саливацией, сильным сердцебиением, затруднением дыхания, чиханием и фырканием, нервной дрожью, скрежетанием зубов и конвульсиями (клоническими судорогами скелетных и шейных мышц).

В период заболевания резкого повышения температуры тела не наблюдается; лишь у некоторых животных она иногда достигает 41°С и более в самом начале болезни.

Заболевшие животные редко выздоравливают; они погибают через 36 - 48 часов, но иногда наблюдаются случаи более ранней или более поздней смерти.

Реже в начале заболевания зуда не бывает, но животные испытывают чрезвычайно сильную жажду, которую не могут удовлетворить, так как вследствие паралича глотки они не в состоянии глотать. Эта форма заболевания характеризуется, кроме того, сильной испариной, слюнотечением, ускорением пульса и дыхания, судорогами. Аппетит уменьшается, наблюдаются колики. Взгляд неподвижен и выражает испуг, причём верхнее веко приподнято, а третье сильно выдвинуто. Отмечается косоглазие, значительное усиление мышечного тонуса, появление опистотонуса или ортотонуса, а иногда и общее напряжение - как бы окоченелость всего тела.

В других случаях животное шатается, кружится. У него появляются приступы возбуждения и ярости, которые чередуются с сонливостью, причём животное внезапно останавливается и засыпает в самых ненормальных позах. Появление сильной слабости и сонливости указывает на приближение смерти, 1«тэрдр наступает обычно не позднее 2 - 3 суток. Температура тела остаётся нормальной и при этой форме болезни, а иногда повышается до 40 и даже 41° С. Выздоровление наблюдается редко и то лишь при лёгком течении заболевания.

В некоторых случаях при полном развитии болезни может появиться и зуд. В то время как при пруригинозной форме симптомы зуда появляются в области глаз, ноздрей, губ, на щеках, на конечностях, в области половых органов или вымени, при этой форме болезни животные ощущают зуд на груди или холке, откуда он может переходить и на другие части туловища. И в этом случае животные до изнеможения трутся, чешутся, кусают себя, причём тело их покрывается потом.

Свиньи.В то время как у всех других видов животных болезнь Ауески сопровождается зудом, у свиней он отсутствует. Заболевание начинается обычно лихорадкой с температурой до 41 - 42° С. Вскоре уменьшается аппетит, наблюдается чихание (ринит), а иногда рвота.

Сначала регистрируются лишь спорадические заболевания с промежутками в несколько дней, причём первые случаи большей частью кончаются выздоровлением в течение 1 - 2 дней. Позднее заболевания быстро следуют друг за другом.

Кроме свиней, спокойно стоящих на месте, безучастно относящихся к окружающему (оглумоподобное состояние), появляются и беспокойно бегающие, причём иногда они внезапно останавливаются и делают ненормальные движения головой, а затем снова начинают бегать. Нередко заме-чаются дрожь и судороги.

Часть животных вскоре выздоравливает, но у большинства состояние ухудшается.

Характерным признаком считается сильная слабость животных уже в самой ранней стадии заболевания, особенно у хорошо упитанных свиней, но эта слабость большей частью проходит через 1 - 2 дня и потому не представляет ничего угрожающего.

У животных, проявляющих возбуждение и симптомы, напоминающие бешенство, нередко уже через несколько часов обнаруживаются нервные явления, чаще всего судороги на отдельных частях тела, которые особенно распространяются на мускулатуру позвоночника, вследствие чего спина прогибается книзу.

У отдельных животных эта картина заболевания осложняется внезапными и быстро проходящими эпилептифориными припадками и ригидностью затылочных мышц, а также различными вынужденными движениями (бегание взад и вперёд с опущенной или неподвижно вытянутой вперёд головой; манежные движения с головой, повёрнутой на бок; движение по кругу, наподобие часовой стрелки, вокруг задних ног, остающихся на месте, причём передние ноги сильно расставляются в стороны). Вынужденное движение животных иногда сопровождается болезненными стонами. Некоторые из больных свиней внезапно подпрыгивают, лезут на забор или упираются в стенку стойл. Падая от усталости, свиньи лежат без движения или у них отмечаются клонические судороги; но если их потревожить, они быстро поднимаются и начинают бегать. В промежутках между припадками наблюдаются слабость зада, угнетённое состояние и неспособность сосать матку. К концу заболевания возникают парезы и параличи конечностей. Вследствие паралича отдельных мышечных групп затрудняется стояние; чтобы предотвратить падение, животные становятся на запястье и упираются головой в землю. Общее состояние их постепенно ухудшается. В конце концов свиньи падают в изнеможении на землю, и через несколько часов нвступает смерть. Одновременно « описанными явлениями почти всегда наблюдается сильное слюнотечение; частыми жевательными движениями слюна сбивается в пену. Обращает на себя внимание потеря голоса - афония, обусловленная параличом гортани. Кроме того, язык, вследствие судорожного сокращения мышц, время от времени высовывается изо рта.

Искривлённое положение головы (на бок), девиация ушей и глаз также принадлежат к довольно частым явлениям. Все описанные болезненные симптомы характерны для энцефалита и менингоэнцефалита.

У откормленных животных, кроме паралича, зимой часто встречается воспаление или отёк зева и гортани, вследствие чего свиньи принимают положение сидящей собаки с вытянутой вперёд головой. Со-гнанные с места, они тяжело дышат н хрипят.

Воспалительные явления в области зева и гортани бывают заметны и снаружи по значительному припуханию. Паралич зева часто ведёт к гангренозному воспалению лёгких.

Различные клинические формы болезни, наблюдаемые у свиней, имеют, повидимому, решающее значение для исхода заболевания. При локализации вируса в мозге, а также при развитии отёка лёгких дело обыкновенно оканчивается смертью. Если болезненные изменения развиваются в такой части нервной системы, которая ненадолго тормозит жизненно важные процессы, животные могут и выздороветь.

Длительность заболевания у сосунов обыкновенно незначительна: уже через 12 - 36 часов может наступить смерть. При отсутствии нервных явлений и при медленном их развитии заболевание продолжается до 4 - 6 дней п даже дольше (до 10 - 14 дней). Появившись в стаде, болезнь за 20 - 40 дней может постепенно охватить всех животных, особенно молодняк. У взрослых свиней болезнь часто остаётся незамеченной ввиду лёгкого «6 течения пли же сопровождается симптомами, напоминающими инфлуэнцу (высокая температура, угнетённое состояние, кашель, брюшной тип дыха-и отказ от корма).

У овец первые симптомы заболевания очень часто ускользают от наблюдения, так как они состоят лишь в ускоренном дыхании, нервном состоянии, испуганном взгляде. Температура тела обычно бывает при этом нормальной. Значительно позднее беспокойство возрастает; у некоторых животных появляется зуд, вследствие чего они начинают расчёсывать какую-либо часть своего тела копытцами или тереть её об окружающие предметы, а также лизать или даже вырывать шерсть. Через некоторое время больные овцы слабеют и ложатся, причём появляется обильная саливация, серозное истечение из носа или нервная дрожь.

В более лёгких случаях заболе-, вание узнаётся по отсутствию аппетита в течение нескольких дней. Это так называемые «стёртые» формы переболевания. При искусственном внутримышечном или подкожном заражении овец они лижут, трут и грызут не только места инъекции, но также и другие участки своего тела, которые они могут достать языком, ногами или ртом.

У собак, заболевших в естественных условиях, так же как и у овец, очень редко можно заметить начальные симптомы.

Собаки трут и кусают свои губы до крови. Вместе с тем они непрерывно жалобно стонут, а взгляд их выражает страдание. Дыхание становится частым и затруднённым. Зуд отсутствует лишь в редких случаях.

Кроме того, часто замечается неодинаковая ширина зрачков. Вначале заболевания рефлекторная возбудимость повышена, затем она понижается.

Находясь на свободе, больные собаки иногда обнаруживают некоторые признаки, похожие на бешенство: грызут попадающиеся им предметы, кусают встречных собак и прыгают на стены, но, по отношению к людям никогда не проявляют агрессивности. К концу болезни, вследствие паралича зева и гортани, наблюдается усиленная саливация и афония. Кроме того, часто замечается сначала повышение, а затем понижение зрачкового рефлекса.

Выздоровление бывает редко. Из искусственно заражённых некоторые выживают.

У кошек заболевание сопровождается почти теми же симптомами, что и у собак. Оно появляется часто внезапно. Кошка становится апатичной, много лежит, непрерывно мурлыкает или жалобно мяукает. Наступают анорексия, симптомы паралича глотки и саливация. Сильный зуд отмечается приблизительно у половины больных животных. Имеет место общая гиперестезия и ослабление кояшых и сухожильных рефлексов. Приступов буйства и тенденции кусаться у больных не наблюдается. Выздоровления почти не бывает. Смерть наступает через 1 - 2 дня после появления первых симптомов заболевания.

Патолого-анатомические изменения могут быть весьма разнообразными, однако их не всегда удаётся обнаружить.

Изменения на коже находят у всех животных, за исключением свиней, и состоят они в расчёсах, обусловленных прижизненным зудом. Подкожная клетчатка в этих местах инфильтрирована серозным или геморрагическим экссудатом. Изменения в полости рта отсутствуют. Заболевание зева часто происходит вторично. У откормленных свиней зимой часто устанавливают гиперемию, отёчную инфильтрацию, изъязвления или дифтероидные наложения на слизистой оболочке зева; в миндалинах - некротические очаги, причём на месте выпадающих с течением времени, некротических масс образуются кратерообразные углубления с изъеденными краями. В других случаях в миндалинах бывают рассеяны гнойные очаги величиной с булавочную головку.

Обращают на себя внимание, как почти постоянное явление, серозный или, чаще, серозно-геморрагическийуринит и гайморит. Часто поражены надгортанник, сама гортань и даже трахея, причём происходит образование крупозных плёнок и изъязвлений.

В лёгких у свиней и овец в большинстве случаев наблюдается отёк. Синеватого цвета лёгкие на воздухе краснеют (окисление гемоглобина). Воспалительные явления в лёгких (гангренозная пневмония) развиваются у свиней лишь при фарингите, который обусловливает попадание корма в лёгкие. Междольчатая соединительная ткань представляется иногда серозно инфильтрированной и более или менее расширенной. Картина изменения лёгких у свиней иногда бывает, похожа на наблюдаемую при геморрагической септицемии, но биполярные бактерии обычно отсутствуют, а если иногда чаются, то играют секундарную роль.

Рубец у крупного рогатого скота иногда бывает растянут газами, а слизистая оболочка сычуга гиперемирована или покрыта диффузными кровоизлияниями. Со стороны желудка замечаются катар и воспалительные процессы.

Изменения в кишках у свиней характеризуются гиперемией со звездчатым разветвлением кровеносных сосудов, просвечивающим иногда через слизистую оболочку тонких и толстых кишок. В других случаях на слизистой тонких кишок обнаруживают диффузные кровоизлияния, как при чуме. Такие же кровоизлияния встречаются и у крупного рогатого скота не только в тонких кишках, но и в слепой, причём слизистая оболочка кишок бывает покрыта слизью, а полость наполнена газами. При более продолжительном течении заболевания у свиней стенка кишок вследствие застойной гиперемии утолщается в 2 - 3 раза и окрашивается в коричнево-красный цвет. В некоторых случаях обнаруживают даже геморрагическое воспаление тонких кишок, и тогда содержимое их бывает шоколадного цвета. На поверх-ности слизистой кишок изредка отлагаются тонкие, а иногда 'и более толстые фибринозные плёнки. Застойной гиперемии в толстых кишках не находят, но пейеровы бляшки резко выделяются своим красным цветом, причём на них бывают фибринозные или крупозные наложения (экссудация или поверхностный некроз).

Лимфатические узлы, селезёнка и печень большей частью без изменений. Почки, особенно у сосунов, часто усеяны точечными кровоизлияниями. Мочевой пузырь у свиней бывает переполнен мочой и вдаётся в брюшную полость. В моче содержится значительное количество белка и сахара.

На оболочках головного и спинного мозга заметна сильная инъекция кровеносных сосудов. Головной мозг часто отёчен, а в боковых желудочках скапливается значительное количество серозной жидкости.

Гистологические изменения. При естественном заражении наблюдается клеточная инфильтрация мозговых оболочек. Отделы головного мозга у разных животных обычно изменены в различной степени. В некоторых случаях эти изменения могут совершенно отсутствовать. Явления дегенерации бывают наиболее сильно выражены в продолговатом мозге, варолиевом мосту и в аммоновых рогах; иногда же поражается и корковое вещество головного мозга.

Нервные клетки у свиней обычно не изменены, но невроглия увеличена, а стенки сосудов и окружность их клеточно инфильтрированы как в сером, так и в белом веществе.

В спинном мозге поросят, особенно в сером веществе, заметны размножение глии и нейронофагия.

У крупного рогатого скота дегенеративные изменения нервных клеток констатируют лишь в некоторых случаях. Стенки сосудов и их окружность обычно клеточно инфильтрированы, а невроглия разрастается и в некоторых клетках её также имеют место явления дегенерации. В нервных клетках мозга собак и кошек признаков дегенерации не устанавливают.

Некоторые авторы наблюдали в мозговых клетках особые включения - гранули, которым они придают большое значение. Другим же подобных образований заметить не удалось. В клетках мозга крупного рогатого скота, кролика, морской свинки и обезьяны, заражённых материалом, содержащим вирус болезни Ауески, включения подобны тем, которые позднее были обнаружены при герпесе. Таких включений не оказалось в мозге свиней.

Гистологические исследования других органов показали, что дегенеративные изменения элементов мезенхимы менее выражены, чем в тканях эктодермального происхождения.

Диагноз. Первые случаи болезни Ауески у свиней диагносцируются с трудом, так как выявляемые при этом у взрослых животных клинические признаки (потеря аппетита, рвота, понос, насморк, кашель, брюшной тип дыхания, высокая температура) свойственны также чуме и роже. Распознавание заболевания у молодых поросят или у сосунов ещё труднее, так как у них может протекать с аналогичными.признаками и паратиф.

При роже животные большей частью погибают скорее. Диагноз в этих случаях обеспечивается бактериологическим исследованием. Быстро погибают животные и при паратифозной септицемии, причём диагноз окончательно устанавливается путём вскрытия или бактериологического исследования. Когда заболевают взрослые свиньи до истечения годичного срока после симультанной прививки их против чумы и когда рожа исключена, можно прежде всего предполагать болезнь Ауески.

Если же свиньи не иммунизированы против чумы, диагноз при первых случаях заболевания представляет значительные затруднения. При наличии нервных явлений следует прежде всего иметь в виду болезнь Ауески, в других же случаях следует ждать появления каких-либо более характерных болезненных симптомов или вопрос выясняют путём вскрытия. Если при вскрытии и рожа, и паратиф исключаются, то о болезни Ауески говорят сильные судороги и массовость заболеваний, а также выздоровление взрослых свиней в большинстве случаев в течение 1 - 3 дней.

Нервные явления сами по себе не представляют неоспоримого доказательства болезни Ауески, так как судороги могут возникать, например, и при сильном недостатке извести в кормах; наоборот, судорожные явления, рассматриваемые как результат недостатка извести, могут быть в некоторых случаях и симптомами болезни Ауески. Точно так же и нервные явления, приписываемые заболеванию чумой, в большинстве случаев обусловливаются болезнью Ауески.

Сильное слюнотечение и образование пены могут наблюдаться как при болезни Ауески, так и при бешенстве. Чрезвычайно трудный диференциаль-ный диагноз этих болезней облегчается большей частью тем, что при болезни Ауески среди заболевших взрослых свиней обычно встречают сравнительно мало поражённых на нервной почве; нарборот, при бешенстве каждое животное обнаруживает подобную форму заболевания. Кроме того, бешенство никогда не охватывает большое число животных, а отдельные случаи появляются с довольно большими интервалами. Окончательный диагноз устанавливают прививкой кроликов или морских свинок.

Положение сидящей собаки, принимаемое больными свиньями при воспалении зева, свойственно не только болезни Ауески, но и другим заболеваниям (септицемии, сибирской язве и др.). Однако сибирская язва у свиней не принимает массового характера.

Исключить септицемию удаётся не всегда, причём иногда она может осложнять болезнь Ауески и увеличивать отход.

Отёк лёгких встречается также при некоторых отравлениях, при задушении, но когда он присоединяется к нервным явлениям и сопровождается выделением пены изо рта, можно предполагать болезнь Ауески.

Болезнью Ауески должны считаться лишь те заболевания свиней, сопровождающиеся параличом зева, при которых патологический материал (мозг, селезёнка, лёгкие, кровь, моча и пр.) вызывает у кроликов или морских свинок заболевание с характерным зудом на месте прививки и быструю смерть, причём вирус от павших животных может быть перепривит другим.

Инфлуэнца свиней по клиническим явлениям вполне идентична с болезнью Ауески. Хотя до сих пор и не удалось установить идентичности возбудителей инфлуэнцы свиней и болезни Ауески ни путём прививок животных, ни путём иммунобиологических опытов, тем не менее факт родства этих двух заболеваний считают несомненным.

Постановка диагноза на болезнь Ауески у других видов животных гораздо легче, чем у свиней.

Патогномоничен прежде всего сильный зуд на том или ином месте тела. Правда, зуд может быть и при бешенстве собак, но от него болезнь Ауески легко отличить: у больных животных отсутствует агрессивность по отношению к людям, нет паралича нижней челюсти, течение заболевания более быстрое. При отсутствии зуда производят диагностическую прививку животным, причём о наличии болезни Ауески говорит положительный и быстрый результат заражения плотоядных и грызунов не только мозгом, но и кровью. Кроме того, отличием от бешенства может служить также и отсутствие телец Негри.

Выздоровление у рогатого скота и плотоядных животных наблюдается редко. Овцы, собаки и кошки погибают в течение 24 - 36 часов, крупный рогатый скот - через 48 часов.

У лошадей в тяжёлых случаях смерть наступает в течение 3 дней. При доброкачественной форме заболевание может окончиться и выздоровлением.

Диференциальнаа диагностика бешенства и болезни Ауески

У взрослых сильных свиней болезнь Ауески протекает обычно в острой форме, с поражением лёгких, и в короткое время оканчивается выздоровлением. Выздоравливает также и часть больных с нервными явлениями. Тяжелее переболевают откормленные свиньи, особенно зимой, когда процесс осложняется воспалением зева и гортани. В этих случаях животные производят впечатление тяжело больных и часто подвергаются вынужденному убою. Отход повышается вследствие развивающегося при этом отёка лёгких. Смертность поросят-сосунов может доходить до 80 и более процентов.

Иммунитет. Как показывают практические наблюдения, однократное перенесение этого заболевания сообщает длительный иммунитет. Опыты экспериментального заражения свидетельствуют о том, что свиньи, привитые подкожно или внутримышечно достаточно вирулентным материалом, также противостоят последующему заражению даже в том случае, когда после прививки нет видимой реакции. Продолжительность приобретённого иммунитета измеряется, повидимому, 1 - 2 годами.

Сыворотки переболевших обладают способностью нейтрализовать вирус. При гипериммунизации животных (свиней, лошадей) повторными инъекциями патологического материала, содержащего вирус, удаётся получить сыворотку с предохранительными и лечебными свойствами. Такая сыворотка получена и в СССР (П. Н. Андреев, Соломкин).

Многие авторы производили опыты активной иммунизации, причём для получения вакцины прибавляли к вирулентному материалу эфир, формалин и другие дезинфицирующие вещества. Для ослабления вируса применялось также высушивание и нагревание. Однако приготовленные вакцины не сообщали прививаемым животным активного иммунитета на более или менее продолжительный срок.

Лучшие результаты дало ослабление вируса рицин-олеиновокислым натрием. 10% эмульсию мозга кролика, павшего от болезни Ауески, смешивают с одинаковым количеством 1% раствора рицин-олеиновокислого натрия. Через 30 - 60 - 120 минут 0,25 мл этой смеси прививают под твёрдую мозговую оболочку кроликов. Часть привитых кроликов оставались живыми при заражении их вирусом (П. Н. Андреев).

Меры борьбы и профилактика. В борьбе с болезнью Ауески следует обратить главное внимание на своевременное установление правильного диагноза и на меры профилактики.

Ввиду того, что в распространении инфекции играют большую роль крысы и мыши, а также, повидимому, и накожные паразиты свиней (вши, блохи), необходима систематическая дератизация и дезинсекция. Истреблять грызунов следует периодически и на всей территории хозяйства.

Дератизацию лучше всего производить хлорпикрином, глубоко проникающим в крысиные норы, или, в крайнем случае, культурами крысиного п мышиного тифа.

Для освобождения от накожных паразитов животных обмывают слабыми растворами дезинфицирующих веществ (2 - 3% креолина, 1 - 1,5% лизола или отвар табака).

Для скорейшего уничтожения вируса в поражённом хозяйстве требуется регулярная очистка и дезинфекция свинарников 2% раствором едкого натра или 1% раствором соляной или серной кислоты. При отсутствии щелочи и кислот посыпают влажные после мытья полы порошком негашёной извести, избыток которой сметают через 15 - 20 минут. Стены белят известковым молоком. Санация территории вокруг свинарников может быть достигнута перепахиванием и посыпкой её хлорной известью.

Матки, у поросят которых обнаружено это заболевание, весьма часто бывают скрыто больными и выделяют в окружающую среду вирус с истечениями из носа и половых органов. Чтобы предупредить распространение болезни, таких маток немедленно изолируют вместе со всем помётом.

Когда свиноматки приносят при опоросе мёртвых, а также слепых поросят, быстро погибающих при явлениях судорог, необходимо возможно скорее ставить биопробу с диагностической целью.

Свиноматок следует содержать как до опороса, так и во время его отдельно от общего поголовья, среди которого наблюдались –заболевания поросят с нервной клиникой.

Статистика

Вверх

© Ветеринария 2016